Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Коррупция в Украине - арестуют невиновных волонтеров - это в пользу Кремля







Кардиохирург, волонтер Юлия Кузьменко: "Пока возможность однажды проснуться убийцей Шеремета остается у всех"


Автор: Виолетта Киртока



Восемь месяцев врач провела в камере изолятора временного содержания, неожиданно став подозреваемой в деле Шеремета.

Что делала, о чем думала, отчаивалась ли, и о том, где берет силы, чтобы доказывать свою невиновность, - обо всем этом Юлия рассказала в интервью, которое мы записывали во дворе ее дома – теперь кардиохирург находится под круглосуточным домашним арестом.

Кардиохирург, волонтер Юлия Кузьменко: Пока возможность однажды проснуться убийцей Шеремета остается у всех 01

Она смотрит на мир веселыми глазами. Не потухшими, не отчаявшимися, в них нет боли и злости на несправедливость мира. И это удивительно и потрясающе. Попав в жуткую ситуацию, не обозлиться, а собраться и доказывать свою правоту и невиновность... Имя кардиохирурга Юлии Кузьменко стало известно всей стране 12 декабря прошлого года, когда у нее, как и у военной медсестры Яны Дугарь и музыканта Андрея Антоненко, прошли обыски, а первые лица государства на пресс-конференции назвали их убийцами. Никому не пожелаешь такой славы. Люди, хоть немного знакомые с этими тремя обвиняемыми, понимали всю безосновательность обвинений. Да и документы составлены настолько нелепо, с такими дурацкими формулировками, что они стали мемами. Тем не менее, людей обвинили в убийстве, кардиохирурга Юлию Кузьменко и музыканта Андрея Антоненко, известного под позывным Рифмастер, посадили в изолятор временного содержания, а военной медсестре Яне Дугарь предписали домашний арест.

Collapse )

"Я благодарна советским солдатам за то, что они изнасиловали меня семь раз подряд – без остановки".


Текст Николая Горелова

10.01.2020

В Калининграде СКР возбудил дело о реабилитации нацизма (часть 3 статьи 354.1 УК) против местного блогера Николая Горелова, известного под псевдонимом Николай Кириченко.  Поводом  к преследованию стала публикация им в «Вконтакте» художественного текста, в котором упоминается насилие красноармейцев над мирным населением во время Второй Мировой.

По словам самого блогера, опубликованное им — это «это художественная статья о том, как какие-то люди прошлого и настоящего относятся к памяти Великой Отечественной войны».

За распространение «выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России» Горелову грозит до 300 тысяч рублей штрафа, или до 360 часов обязательных работ, или до года исправительных.

«Запретно» публикует отрывки из текста, размещенного Гореловым.

9 мая, День Великой Победы – отличный повод поблагодарить советских ветеранов за их подвиг во имя свободы, справедливости, гуманизма и демократии. Но многие в России, к сожалению, забывают, что масштаб подвига ветеранов Великой Отечественной Войны охватывает не только Россию, но и весь мир; и во всех уголках планеты находятся люди, желающие выразить свою признательность красноармейцам. «Агентство скучных новостей» собрало наиболее искренние и трогательные обращения к ветеранам из самых разных частей света, от Азии до Америки, и публикует их здесь для вас, дорогие читатели.

Ким Мин Со, доярка, Северная Корея:

Я благодарна советским солдатам за их великий подвиг, ведь именно благодаря ему мы живём под тёплой опекой Любимого руководителя, Отца народа, Солнца нации, Верховного главнокомандующего Ким Чен Ына. Если бы не бессмертный подвиг советских воинов, то Солнце бы не светило, трава бы не зеленела, а коровы не давали бы молока, и я осталась бы голодной. Никому не говорите, но я недавно видела кино, завезённое из Южной Кореи через границу с Китаем; это было так ужасно! В Сеуле так мало травы, которую можно было бы поесть, так мало деревьев, чтоб поглодать кору. Только представить себе: если бы не подвиг советских воинов, нас бы тоже завоевали американские империалисты, и у нас жизнь была бы, как в Сеуле! Не прошла бы по нашей земле нога советского воина, которая дала земле плодородие, солнцу – тепло, а коровам – молоко. Хотя скажу вам по секрету – но это уж точно никому не говорите, хихи – понравился мне один южнокорейский парень. Он такой полный, немного похож на нашего Великого вождя, поёт странные песни и танцует на месте. Он такой забавный!.. Эй, куда вы меня тащите! Пожалуйста, отпустите! Я не хочу в лаааааагееееееерь…

Иван Павлович Сухоруков, пенсионер, Смоленск:

Я благодарен красноармейцам за то, что они укрепили сталинский режим и сделали его падение почти невозможным. Понимаете… Мой отец в войну к немцам в лагеря попал. Лагеря прошёл, да. Вернулся. А в 1950-м его хватают и арестовывают. Решили, что, мол, чего-то он там не того в Европе увидел, ну и впаяли ему 58-ю статью. Измена родине, значит. Ну, мы с мамой ничего и не знали о нём. Тут приходит Хрущёв, реабилитации идут, и в 57-м мы узнаём, что батька мой умер в 52-м. Воспаление лёгких. Вот я и благодарен нашим воинам за то, что режим сталинский отстояли и укрепили; за то, что после победы над Германией на этого изверга усатого с ружьём не пошли; за то, что папа мой умер; за то, что я всю жизнь проработал электриком, спину горбатил, а как был всегда нищим, так и остался. Спасибо вам, ребята.

Адольф Гитлер, седьмой круг Ада, пивной бар «Варево Дьявола»:

Всем встать! Дисциплина! Примите своё природное желание подчиниться! Экхем. Извините, переусердствовал, всё никак не могу привыкнуть к этим новым условиям. Итак! Красноармейцам я благодарен безмерно. Никто, кроме них, не мог устроить мне такого, как вы там сейчас говорите, пиара. Во-первых, мне гарантирована слава безумца, который держался до последнего вместо того, чтобы двинуть в Аргентину. Это называется преданность своему делу, солдат!!! Экхем. Во-вторых, красноармейцы потеряли на войне столько людей, что вокруг войны и победы создаётся ореол жертвенности, без которого моя репутация суперзлодея могла бы сойти на нет! В этом ваши ветераны помогли мне даже больше, чем евреи. Раз великая война и великая победа, то на другой стороне поля – великий злодей! Наконец, то, что красноармейцы отстояли сталинский режим во всей его убогости и неспособности к любому созиданию гарантирует, что русским нечем гордиться, и так оно останется ещё надолго; а, значит, победа надо мной будет ещё чёрт знает сколько оставаться единственным, что русским даёт хоть какое-то чувство значимости. Представляете себе, как это поглаживает моё эго?!! Эй, бармен! Ды, ты, с рогами! Шагооооом марш мне за пивом!!! Я тут пью огненное пиво из лавы, смешанной с расплавленной сталью; это прожигает мне желудок, но помогает насладиться унижением русских. Ну…ТВОЁ ЗДОРОВЬЕ, СОЛДАТ!!! *Пьёт пиво, его внутренности начинают шипеть и дымиться*

Мэгуми Ёкота, японка, похищенная спецслужбами Северной Кореи:

Привет, мама, привет, папа! Я ещё жива, хотя, наверное, никогда больше вас не увижу. Я благодарна воинам советской Красной армии за то, что они создали Северную Корею, куда меня похитили, когда мне было всего 13 лет, и лишили шансов не просто на счастливую жизнь, а вообще на что-либо, что можно называть «жизнью». Я благодарна советским солдатам и лично Терентию Фомичу Штыкову за то, что во главе Северной Кореи оказался Великий Вождь Генералиссимус Ким Ир Сен, из-за которого миллионы людей уже вот почти 70 лет живут в нищете и страхе. Я благодарна им за то, что от каждого шороха вздрагиваю по ночам. Я благодарна им за то, что мне так холодно и голодно. А ведь такая же счастливая жизнь могла быть и у мамы, и у папы. Ведь у советских воинов-освободителей был план захватить и Японию, а не только Курилы и Карафуто. Стоит ли мне быть благодарной за то, что они хотели так сделать? Нет, лучше я поблагодарю их за то, что они этого всё-таки не сделали.

Забине Гертнер, пенсионерка, Берлин:

Я благодарна советским солдатам за то, что они изнасиловали меня семь раз подряд – без остановки. За то, что они били меня по лицу, смеялись и издевались. За то, что я забеременела, не смогла сделать аборт, и мой муж был вынужден воспитывать ребёнка, не зная, но догадываясь, как этот ребёнок был зачат. За то, что каждый раз, когда он пытался поднять эту тему, я замолкала и начинала плакать, и он вскоре перестал даже пытаться её поднимать. За то, что они продолжали мучать нас ещё 40 лет, защищая автоматами и танками «Германскую Демократическую Республику», в которой демократии было столько же, сколько снега в тропиках. За то, что все эти годы тема изнасилований была запретной, и я была вынуждена молчать – а если бы я попыталась уйти туда, где меня бы выслушали, я оказалась бы застрелена. За то, наконец, что вы заставили меня в те берлинские ночи 1945-го года слушать симфонию из криков сотен женщин, таких же, как я сама, насилуемых одновременно.

Франсуа Моро, философ, теоретик-марксист, Париж:

Я не столько благодарю, сколько уважаю Красную армию за ту грандиозную мистификацию, которая была совершена их руками. Разумеется, мозгом процесса были не массы сражающихся, а Джугашвили и его ближайшее окружение, но всё же… давайте посмотрим. Руками красноармейцев был фактически дискредитирован коммунизм как таковой. Что я имею в виду? Сейчас объясню. Победа СССР сразу на двух фронтах – против Германии и против Японии – означала грандиозное разрастание сферы влияния сталинской империи. В неё фактически оказались включены Польша, Восточная Германия, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Китай, половина Кореи… Везде, где ступала нога красноармейца, это оборачивалось насаждением жесточайшей диктатуры в сочетании с промывкой мозгов и единомыслием, а также формированием мясорубочной машины репрессий против мирного населения такой мощи, что даже коллега Оруэлл с его сапогом, топчущим лицо человека, позавидует. Буржуазные демократии Запада, которые, при всей своей бесчеловечности, никогда в своей истории не позволяли себе подобного уровня жестокости, начали искать пути противостояния советской угрозе. И раз Сталин декларировал своей целью построение коммунизма во всём мире, мсье Черчиль и мсье Труман объявили, что их задача отныне – «сдерживание коммунизма». Штука, конечно же, в том, что сталинизм не имел никакого отношения к марксизму-ленинизму, а представлял собой имперскую деспотию, построенную по образу и подобию православной Российской Империи; но люди на идею «Сталин – русские – медведи – балалайки – коммунизм» купились как следует. И теперь каждый раз, когда я говорю, что я – марксист, все сразу полагают, будто я хочу сгноить всю Францию в концлагерях. Выставить меня таким злобным, закомплексованным неудачником могла лишь поистине великая армия; поэтому я восхищаюсь ветеранами-красноармейцами.

Чжан Сюань, водопроводчик, Шеньян, Китай:

Я благодарен ветеранам Великой отечественной войны за самые незабываемые впечатления моей жизни, которые сформировали меня как гордую личность. Когда красноармейцы ворвались в Шеньян в 1945-м, их было не остановить: они били стёкла, били людей, били туалеты и ванны, а всё, что оставалось, сжигали, будто они не медведи, а драконы как мы, а то, что оставалось потом, разворовывали. Это было настолько странно, что я не мог поверить своим глазам; я будто понимал, что мне нужны были очки. Но только я успел произнести «очки надо!», как всё стало по-новому: во главе Китая стал Мао Цзедун, которого поставили красноармейцы, и началась новая эпоха, когда я был рад, что очков у меня нет: ведь теперь чем меньше ты видел, тем больше у тебя выло шансов выжить. Начался «большой скачок», который Великий Кормчий позаимствовал из той страны, откуда пришли ветераны; у вас это называлось «коллективизация». Люди вокруг меня умирали как мухи, и я благодарил Красную армию за то, что именно в результате её Великой Победы у нас появился такой мудрый лидер. Мне было голодно, и я сказал себе: «курча – надо! Оч вкусно», но курица не появилась; зато закончился Большой скачок и началась Культурная революция. Здесь уже ребята с дубинками ходили по улицам и били до смерти всех, кто слишком мало кричал от радости, услышав слово «Мао»; это было похоже на агентов безопасности из страны СССР, откуда пришли красноармейцы. Это было страшно; я сказал себе, что мне «чётки надо», поскольку хотел успокоиться, но тут Мао умер, и жить стало полегче. Но всё равно здесь как было, так и останется хуже, чем в Тайване, где красноармейцы не приходили. Спасибо советским солдатам за то, что пришли не в Тайвань, а к нам, сюда; мы, китайцы, обожаем жить в бедности!

Эва Грин, актриса, Франция-США:

Я благодарна солдатам Красной армии за то, что они не оккупировали Францию. Имперские амбиции Сталина были сильны, и мы должны быть благодарны, что «великие освободители» от «фашизма» не подвергли «великому освобождению» Францию. Последствия для французской и мировой культуры были бы катастрофическими. Как вы думаете, сколько явлений, равных Фассбиндеру, Вернеру Герцогу и группе Kraftwerk не появилось из-за того, что СССР, а не Америка и не Англия оккупировал восточные территории Германии? То же самое касается Франции. Если бы красноармейцы оккупировали нас, то не было бы ни литературы экзистенциализма, ни Французской новой волны в кино. Представьте себе мир без «Постороннего», без «На последнем дыхании» и «Жюля и Джима», а также мир, в котором даже круассаны производятся по бракованному ГОСТу и достаются по блату, и вы получите тот мир, за отсутствие которого я так благодарна РККА. Кстати, кто-нибудь объяснит мне, как СССР – страну, которая обладала вождизмом, тоталитарной системой, промывкой мозгов, культом ксенофобии и централизованной госэкономикой – не только не считают фашистской, но и называют «освободителем мира от фашизма»?

Иосиф Виссарионович Сталин, 9 круг ада, столовая при вино-водочном заводе «Унылый Роджер»:

Нас тут с Адольфом Алоизычем пасэлили на разных колечках. Нэ так часто удаётся встрэтиться. Его мучают огненным пивом, мэня – просто состоянием вечного опьянения и нэпрекращающегося похмелья. А жаль, с Гитлером у мэня куда больше общего, чем с этим чванливым пэтухом Троцким. Говорят, что я – пасрэдственность; думаю, пора уже признать, что это так. И я очень благодарэн воинам Красной армии за то, что они по пэрвому указу этой пасрэдственности шли пад пули, на мины, умирали тысячами, нэ вэря ни в какие идеалы коммунизма ничуть больше, чем в них вэрил я. Пашли бы они так же в бой по приказу таварыща Троцкого? Чёрт-та с два. Он, видите ли, интеллектуал, талант, писатэль; на кой ляд такой обычному солдату нужен? Им подходит такой командир, как я; простой парэнь из грузинского народа.

Таварыщ Эва Грин сверху зрит в самый корэнь. С тех самых пор, как я объявил в СССР пастраение «Социализма в отдэльно взятой стране», идеология наша превратилась из интернационал-социалистической в национал-социалистическую, что, как ви все знаэте, полностью соответсвует политической доктрине Гитлера. То, что мне удалось вэсь западный мир заставить корчить из себя клоунов и дэлать вид, будто они верят, что я сражаюсь за свабоду и дэмократию – это, конечно, было по-своему гениально, но я бы ныкогда этого нэ добился бэз готовности красноармэцев лить озёра и моря крови за власть, каторая их же скрутила в рог горного барана и собиралась после пабэды крутить далше. Таварыщ Хрущёв мог сколько угодно «дэсталынизировать», но он был па сути такой же, как я, и он это понимал. За исключением этого виродка Горбачёва, вся власть в СССР и РФ с тэх пор строилась по тому образцу, который задал я. Сталинизм и поныне правит РФ и странами СНГ; и я благодарэн ветеранам Красной армии за то, что они на полях 2 Мировой так бэзропотно шли в бой за то, чтобы изуродовать свою собственную жизнь и обэспечить моим наследникам власть, а мне – бэссмэртие.

— компилировал Николай Кириченко

Украина потеряла навсегда Крым и Донбасс

Скажу малоприятную, но совершенно очевидную для меня вещь.
В принципе, можно ограничиться четырьмя словами.
Донбасс - всё. Крым - всё.
Звучит непатриотично, но мы же с вами не будем приносить в жертву партиотизму реальное положение вещей? Правда?
Я терпеть не могу говорить "я же говорил", но, по факту, еще пять лет назад было совершенно очевидно, что за несколько лет оккупации на Территориях подрастет поколение, для которого мы - враги, Украина - агрессор, и т.д.
С той стороны линии разграничения Зазеркалье, населенное народом Донбасса, состоящим из двух народов - донецкого и луганского. Я, когда пишу, сам не верю написанному. И смешно, и грустно. И страшно.
Страшно, потому, что процесс продолжается. И мы на него никакого влияния за пять лет не оказывали и оказать не могли. Российская пресса, российское телевидение, российское оружие, российские добровольцы, российские инструкторы, подразделения российской армии, российская валюта...
Если это не оккупация, то я - Махатма Ганди.
Пять лет оккупации, к которой большая часть населения лояльна. Нелояльная часть населения либо уехала, либо рискует попасть "на подвал". Школьники, которым гадят в голову пять лет. Пять лет - это с 6-го класса по 11-й! Какого результата мы ждали?
Захваченная часть Донбасса может быть возвращена только в результате военных действий. Мирная интеграция, ИМХО, невозможна. Военная сопряжена с многочисленными жертвами с обеих сторон. Несомненно, с уходом российских войск и прекращением помощи РФ сепаратистам, это решаемая военная задача, но проблема в том, что Россия с Донбасса не уйдет. Отвечать за военные преступления никто не хочет, Донбасс нужен, как громоотвод для аннексии Крыма и для создания постоянной зоны напряженности для Украины. Не в интересах РФ отдавать награбленное. Вот всунуть их Украине, как автономные - это самое оно. Сохранить политическое влияние, заставив Украину финансировать сепаратистские анклавы - это самое оно. Тем более, что токсичность Территорий может нанести Украине непоправимый вред. Там уже некого спасать, если говорить глобально.
Простите, я считаю, что мирного решения донбасской проблемы нет, а военное решение на настоящий момент невозможно, а в будущем - неприемлемо. Простите меня те, кто все еще остался по ту сторону, но я не стал бы давать вам ложную надежду. Разведение войск, миротворцы по линии разграничения. Приднестровский вариант - ничего другого не вижу. И дай нам Бог дожить до варианта хорватского!

Теперь о Крыме.
Снова рекомендую посмотреть в глаза реальности.
Мост проблемы туризма решил. В Крыму полно людей, машин, палаточников. Да, это бедный турист, он готовит на горелке или на кухне, не ходит по кафе и ресторанам, какает в поле... но он есть.
Тарханкут забит, Судак - забит...
Я полагаю, что и в Ялте, Алуште, Алупке тоже все неплохо. И с открытием ЖД сообщения будет еще лучше. Украденный конь обошелся России дороговато, но возвращать коня никто не собирается. И не соберется.
Скажу шепотом: наша надежда на возрастающее недовольство крымчан несострятельна. Да, они скрипят от новых порядков, матерят Путина, налоговиков, заборы возле моря, но сезон есть сезон... никуда не денутся.
Возврат Крыма военным путем я не рассматриваю. У меня есть, конечно, фантастические романы, но я не настолько фантаст.
И мирного пути не вижу. Совсем не вижу.
Вижу проблему на десятилетия. Для моего поколения - навсегда. Да и дальше не представляю себе изменения ситуации.
Если искать аналог - это Кипр . Многолетняя оккупация, к которой все привыкли.
Тысячи наших соотечественников ездят и продолжат ездить в Крым, постепенно их будет все больше. Болеть перестанет, а море - вот оно, рядом. Привычно, языкового барьера нет. Граница вполне проходима.
Нет, на официальном уровне - я не вижу ни малейшей возможности для любого из президентов смириться и признать потерю Крыма. Но я не президент, я просто писатель и блогер: Крым для Украины потерян навсегда. Это больно произнести и тяжело осознать, но реальность вообще малоприятная штука.
Мы должны оставаться на прежней политической позиции. Мы потеряли значительную часть территории и агрессии должен нести за это ответственность, но...
Я, в приципе, все сказал.
Мне было грустно писать об этом, но, я уверен, что это необходимо сказать в слух.
Надо быть реалистами. Политики говорят то, что должны говорить. Нам - проще.

70 лет назад Кенигсберг стал Калининградом: воспоминания переселенцев, ч.2

Трудно передать словами, насколько нас поразила ванна. Мы понятия не имели, что это такое. Мама решила, что раз она стоит на кухне, значит, служит для хозяйственных целей. Поэтому мы клали в нее свои вещи, в том числе и кухонный инвентарь. <…> Вспоминаю, как мы удивились, впервые в жизни увидев раковину. Никто даже понятия не имел, что это такое и для чего нужно. Она поразила нас даже больше, чем ванна. Раковина была очень интересной формы: шла полукругом и примыкала к стене. Отец был самодуром, поэтому даже знать не хотел, как ею пользоваться. Долгое время мы выносили воду из дома, как и помои. Раковина же служила нам для других целей, мы сидели на ней. Позже мы, конечно, поняли ее предназначение, но по-прежнему не пользовались.

У людей в то время было отвращение ко всему немецкому. Наша семья, к примеру, ела из простой алюминиевой посуды, а красивый немецкий фарфор собирали дети и расстреливали из рогаток. Также сколачивали мебель, а оставленная немцами мебель шла на растопку.

Тогда мне и мужу дали ордер на любой дом в районе школы. Мы с Сашей очень долго выбирали, и нам наконец пришелся по вкусу домик. Там жили четыре немца. Представители домоуправления предложили им выселиться в течение 24 часов. Причем, заметьте, брать с собой вещи им не разрешили. Вернее, разрешили брать узелок весом не более двух килограмм. И только в некоторых случаях, если, допустим, многодетная семья, разрешали брать груз до семи килограмм.


Collapse )

70 лет назад Кенигсберг стал Калининградом: воспоминания переселенцев

В апреле 2016-го исполнилось 70 лет Калининградской области. Советские войска заняли Кенигсберг в 1945-м, и по решению Потсдамской конференции летом того же года эта территория — северная часть Восточной Пруссии — отошла СССР. В 1946 году Верховный Совет СССР переименовал область из Кенигсбергской в Калининградскую, а Сталин сформулировал тезис о том, что здесь — «исконно славянская земля». После этого началось массовое переселение в область советских граждан из других регионов страны. Несколько лет они жили вместе с немцами; в 1947–1949 годах больше ста тысяч немцев были депортированы. Исследователи под руководством историка Юрия Костяшова записали воспоминания первых переселенцев в Калининградскую область еще в 1990-х, а сейчас драматург Нана Гринштейн работает над документальной пьесой по этим материалам. С разрешения авторов «Медуза» публикует выдержки из интервью, посвященные тому, как восстанавливалась область после войны, каковы были отношения между немцами и приезжими, и чем Калининградская область отличалась от других мест СССР.

Снимки из архива фотографа Александра Любина сделаны его дедом Семеном Анисковым — переселенцем, агрономом и фотографом-любителем в Калининграде и в области в конце 1940-х годов. Уже после смерти деда Любин случайно нашел пленки на чердаке своего дома.
Collapse )

Тайный круг. Кто расстреливал 6295 польских военнопленных в 1940 году. Часть вторая

Жизнь после смерти

Перетрудившись в Калинине (лично поучаствовав в расстреле более 6 тысяч польских военнопленных), Блохин с 20 июня взял на полтора месяца отпуск и на службе появился только 6 августа 1940-го. Скорее всего, еще до ухода в отпуск он подготовил и подал на утверждение для поощрения список работников УНКВД по Калининской области, принимавших участие в расстрелах. Аналогичные списки были подготовлены и на работников УНКВД по Смоленской и Харьковской областям и на работников центрального аппарата НКВД, выезжавших в эти области для участия в проведении расстрелов польских военнопленных.

Вот тут-то и дала о себе знать памятливость Богдана Кобулова. Он никогда и ничего не забывал. Вот что об этом поведал в 1991-м Токарев:

«Я встретил в коридоре как-то Блохина, вскоре после того, как была закончена «работа», — я тоже стал называть это «работой». Встретил в коридоре НКВД, он говорит: «Что против Вас имеет Кобулов? Я, — говорит, решил и Вас в список для поощрения записать, поскольку Вы же все-таки начальник управления. Он, — говорит, взял, собственноручно вычеркнул». И далее Токарев сказал важнейшую вещь! Он указал на существование списка для поощрения всех, кто участвовал в расстрелах: «И вы найдете наверняка в финотделе, в архивах финотдела список людей, награжденных месячным окладом за участие в этой операции. Фамилии Токарева вы там не найдете, не найдете. Я был рад тому, что я не получил сребреников...»

И здесь Токарев был совершенно точен и прав. Его фамилия в списке награжденных не значилась. Следователи, распутывавшие тогда дело о расстреле польских граждан, еще не знали о существовании этого полного списка расстрельщиков. Но благодаря «наводке» Токарева быстро нашли его в архиве. Уже в июле 1991-го, когда допрашивали участника расстрелов поляков в Харькове — Сыромятникова, ему задавали вопросы о награждении по этому списку.

В списке награжденных приказом НКВД СССР № 001365 от 26 октября 1940 года «за успешное выполнение специальных заданий» удалось вычленить 35 сотрудников УНКВД по Калининской области. Из них более или менее подробные сведения удалось собрать на 31 человека. И в их судьбах есть определенные закономерности. Удивительно, но, в отличие от смоленских расстрельщиков, на них почти не отразилась война. Нет убитых на фронте или пропавших без вести. В годы войны почему-то рано умер надзиратель Алексей Марусев — в 1942-м в Рязани, и непонятно, как его туда занесло. И Дмитрий Орлов — умерший в 1945-м в Калинине. А остальные вполне благополучно продолжали служить.

Своего многолетнего персонального шофера Николая Сухарева Токарев в 1953-м оставил в Казани. Но не забыл. Разве такое забудешь! Много лет спустя, давая показания (в 1991-м) о расстрелах поляков, Токарев отчетливо помнил: «Участвовали в основном в расстрелах шоферы, некоторые надзиратели. Я вот хорошо знаю, мой шофер Сухарев активное участие принимал, потом он застрелился сам. Теперь, значит, Богданов, мой же шофер, тоже принимал участие, но тот только возил уже расстрелянных, вот. А Сухарев в расстрелах принимал участие и мне еще хвалился, что вот он сегодня поработал здорово». Наверное, Токарев не терял связи со своим подчиненным и когда тот в 1964-м ушел из жизни — каким-то образом узнал об этом. Действительно ли Сухарев застрелился из наградного пистолета или Токарев рисует хрестоматийный финал, когда злодей непременно должен пострадать сам?

В сознании Токарева массовый расстрел поляков оставил неизгладимый след. Он и через 50 лет отчетливо воспроизвел впечатление ужаса, который охватил его тогда, в 1940-м, когда Блохин повел его в расстрельное помещение показать, как организована казнь.

Токарев лишь издали оценил все. Он не решился, а скорее не захотел увидеть саму процедуру убийства. В его представлении это то, после чего обеспечены вечные душевные муки. Не случайно он искренне считал, что непосредственно участвовавшие в расстрелах очень плохо кончили: «Зрелище это, видимо, страшное, хотя бы потому, что Рубанов сошел с ума. Павлов — мой первый заместитель — застрелился, теперь, Сухарев, мой шофер, застрелился. Сам Блохин — застрелился».

Тут следует уточнить — это Токарев так полагал. На самом деле нет никаких твердых свидетельств и фактов о самоубийствах Василия Блохина и Василия Павлова. Понятно, что их относительно ранняя смерть была следствием подорванного многолетней ночной службой здоровья. Постоянное напряжение, моральные нагрузки и страх ошибиться и самому попасть в жернова системы — это то, что сопутствовало службе в госбезопасности и на более спокойных должностях, чем те, которые занимали Блохин и Павлов. А вот с Андреем Рубановым и вовсе непонятно. Он дослужился до звания подполковника, по-прежнему работал в должности коменданта — перед выходом на пенсию в 1957-м — в КГБ Татарии. Рубанов дожил до глубокой старости и вполне благополучно трудился и умер в 80 лет. Будучи пенсионером, работал инспектором службы спасения на водах.

Многие свидетели хорошо знали и помнили Рубанова: «Это был сильный мужчина с большими усами, как у Буденного...» Рубанов много пил. По одному из свидетельств, уже в 1950-е годы Рубанов, как обычно выпивши, жаловался соседям, вот, дескать, меня называют пьяницей, а почему никто не спрашивает, отчего я пью? И с горечью сказал: «Господи, сколько людей прошло через мои руки, одних поляков сколько!» Помощник коменданта Рубанова — Александр Зайцев тоже, однажды выпив, вдруг признался своему сыну в том, что участвовал в расстрелах. Не могли они удерживать в себе страшную правду, она рвалась наружу!

Токарев на допросе 20 марта 1991-го назвал своих сотрудников, о ком вспомнил, кто принимал непосредственное участие в расстрелах. Помощник начальника УНКВД Качин, помимо того, что отбирал сотрудников для акции, и сам участвовал. А начальник тюрьмы — Цуканов, по словам Токарева, непосредственно в расстрелах не участвовал, а лишь следил за порядком в тюрьме, в которой на короткое время размещали привозимые партии офицеров из Осташковского лагеря, а с наступлением ночи начинали выводить на расстрел. Как категорично выразился Токарев: «Расстрелы производились шоферами и начальством». Под начальством он имел в виду Блохина и прибывших с ним из Москвы работников «спецгруппы».

Конечно, их было гораздо больше, чем те несколько имен, засевших в памяти Токарева. В списке награжденных 26 октября 1940-го из выявленных: заместитель начальника УНКВД Василий Павлов, помощник начальника УНКВД Тимофей Качин, начальник 1-го спецотдела Михаил Козохотский и его помощник Михаил Лугинин; комендант Андрей Рубанов и дежурные помощники коменданта Василий Белогорлов, Александр Зайцев, начальник автотехнического отдела Михаил Горячев, начальник гаража Николай Сенюшкин, начальник внутренней тюрьмы Алексей Цуканов, а также 7 шоферов и 18 надзирателей УНКВД по Калининской области.

Присматривать, чтоб не болтали

gulagmuseum.orgУезжая из Калинина к новому месту работы, Токарев и не предполагал, какой за ним потянется «хвост». Люди, его люди — несколько его подчиненных, — а с ними и постоянное напоминание о том, о чем очень хотелось бы забыть: «И мне тогда из Москвы посоветовали забрать... Просто прислали Рубанова, потом, значит, Сухарева. Вот этих двух прислали, чтобы, поскольку я знаю об этой операции, чтоб я их держал в руках. Чтоб не болтали и молчали. Потом Сухарев привез Осипова. Того я вынужден был выгнать вскоре. Он спился, даже на работе напивался до потери сознания».

О шофере Калининского УНКВД Владимире Осипове разговор особый. О нем не удалось найти каких-либо сведений. Свидетели помнят о нем как о «многодетном отце» и сильно пившем человеке. В Калинине Осипов жил неподалеку от площади Ленина в доме на улице Урицкого. Вернулся ли изгнанный Токаревым с работы Осипов в Калинин — неясно.

Андрей Рубанов и Николай Сухарев всюду следовали за Токаревым. Сначала работали с ним в Таджикистане, а с 1948-го в Татарии. Токарев освободился от них лишь в 1953-м, отправившись во Владимир. Они же остались дорабатывать до пенсии в Казани, здесь же оба и похоронены.

Большинство участников расстрела поляков в 1940-м так и остались работать и жить в Калинине. Они составили своего рода сообщество — тайный круг. Люди отмеченные, но не выделенные. Ведь наградили их за тот расстрел не орденами и не медалями, не звучными званиями, не каким-либо заметным, выделяющим их среди других знаком. Дали деньги. Дали то, что универсально при расчетах за убийство. И каждый из них знал и помнил каждого, но не выходил из своего круга.

За исключением Рубанова и Сухарева и еще нескольких работников Калининского УНКВД их почти никуда не посылали, переводы на работу в другие области — редкость. Лишь несколько человек, да и то из числа начальства, как Василий Павлов, Тимофей Качин, Михаил Лугинин или людей помельче (Алексей Марусев), но сделавших небольшую карьеру, в итоге оказались вдалеке от Калинина. Остальные выходили на пенсию и доживали незаметно свой век в Калинине. Как будто кто-то сознательно держал их всех вместе, плотно сбивая в группу. Группу — объединенную общим преступлением.

И в Калинине они жили так, что были друг у друга на виду. Бывший дежурный помощник коменданта Василий Белогорлов и начальник 1-го спецотдела Михаил Козохотский жили в одном доме № 18 в Кооперативном переулке. Надзиратели Михаил Лебедев, Арсений Яковлев и дежурный помощник коменданта Александр Зайцев тоже жили в одном доме — по ул. Бебеля, дом 3. И точно так же на улице Мусоргского в доме 23 жили еще два участника расстрела — надзиратели Василий Жильцов и Александр Фадеев. Встречались на службе, встречались на улице, в близлежащем магазине, во дворе дома, где, наверное, дружно «забивали козла» за доминошным столиком.

А порой, завершив службу в «органах», оказывались на работе на одном предприятии. Бывший надзиратель Николай Головинкин трудился с 1949-го токарем, потом станочником Калининского вагоностроительного завода. Может быть, он один из немногих, кто подался в рабочий класс, остальные предпочитали вахтерско-охранную службу. Здесь же на этом заводе стрелком охраны устроился его бывший сослуживец, тоже надзиратель Василий Иванов, правда, проработал недолго, с 1960-го по 1966-й. А то был бы свидетелем триумфа Головинкина. Он в 1971-м за ударный труд был награжден орденом Трудового Красного Знамени. И орден ему вручал в торжественной обстановке 29 апреля 1971-го сам директор завода Владимир Наливайко. Интересно, кто-нибудь из присутствовавших тогда в зале знал или хотя бы догадывался о прошлых заслугах Головинкина на расстрельном поприще.

Награждение Головинкина, о котором писали в областной печати, скорее исключение. Участники расстрела чаще всего занимали скромные должности во вневедомственной охране, либо вели жизнь незаметных пенсионеров. И тихо, один за одним уходили из жизни, унося с собой тайну 1940-го. Лишь изредка газеты напоминали о них. Как, например, опубликованное на последней странице областной газеты скромное извещение: «Новопромышленный райком КПСС г. Калинина с прискорбием извещает о смерти члена КПСС с 1919 г. Козохотского Михаила Андреевича и выражает соболезнование семье». Но что это могло сказать широкой публике? Ничего! Кто в 1965-м знал или помнил Козохотского? Никто, разве что его бывшие сослуживцы. Может быть, они-то и собирались, хороня друг друга, со значением молчали и расходились до следующих похорон.

Не все из расстрельщиков пребывали в почете. Двоих исключили из партии еще в первые послевоенные годы. В 1947-м — Михаила Лебедева и в 1948-м — Михаила Игнатьева. Игнатьев был исключен по самой прозаической причине. Будучи секретарем первичной парторганизации, он присваивал партийные взносы коммунистов. Да, вот такое «крысятничество» в строгих стенах МГБ. А на заседании бюро Калининского обкома ВКП(б) при рассмотрении апелляции было установлено: «Лебедев, исполняя обязанности секретаря парторганизации отдела «В», систематически присваивал партийные взносы с коммунистов, в результате им было присвоено 3386 рублей. Преступные действия свои Лебедев признал. Присвоенная сумма внесена им в сберкассу полностью».

К 1990-му, когда началось расследование «Катынского» преступления, в живых из бывших участников расстрела оставались единицы. Ведь большинству было под 80 и больше лет. В марте 1990-го умер Трофим Якушев, а в мае того же года Иван Мокридин. Уходили последние. Между тем 6 июня 1990-го Калининской областной прокуратурой было начато расследование по факту исчезновения польских военнопленных из Осташковского лагеря в 1940-м. Начался поиск уцелевших свидетелей из числа бывших работников НКВД. В самом начале марта 1991-го следственной группе стало известно о том, что еще жив бывший начальник УНКВД по Калининской области Дмитрий Токарев. К нему отправились для проведения допроса. Токарев на допросе поинтересовался, нашли ли кого-нибудь из калининских пенсионеров НКВД, участвовавших в расстрелах? Ему ответили — ищем.

На основании данных о погашении партийных документов можно утверждать, что в самом конце 1990-го еще были живы в Твери (в июле 1990-го Калинину было возвращено историческое название — Тверь) последние три участника расстрелов 1940-го: бывшие надзиратели Алексей Егоров, Василий Жильцов и Арсений Яковлев. Успели ли их допросить — остается вопросом. Если нет, то это вполне объяснимо позицией, занятой руководством областных управлений КГБ и МВД. Следователи прокуратуры отмечали, что сотрудники КГБ порой демонстрировали свое неприятие и прямо противостояли расследованию дела. И уж тем более не проявляли никакой торопливости в поисках свидетелей из числа пенсионеров органов НКВД—КГБ. А 19 августа 1991-го, окрыленный событиями в Москве начальник УКГБ по Тверской области Виктор Лаконцев вызвал к себе членов следственной группы и в категоричной форме потребовал прекратить эксгумацию в Медном. Антиконституционный путч, за которым стояла верхушка КГБ и армии, бесславно провалился. Уже через несколько дней Лаконцев самолично прибыл в Медное и пытался сгладить ситуацию и спасти лицо**РГАСПИ. Протокол заседания бюро Калининского обкома ВКП(б) № 179 пункт 15 от 19 ноября 1947 г..

Показания Токарева интересны и тем, что позволяют высветить его подсознательное, глубоко спрятанное отношение к произошедшему. То, что он, будучи сотрудником НКВД—МГБ, не только никогда не высказывал, но даже и не допускал до уровня обдумывания, мысленного проговаривания — не ровен час вырвется наружу! Но оно было и таилось. И дело в том, какие именно слова и сравнения проскакивают в показаниях. Описывая казнь поляков в Калинине в 1940-м, Токарев рассказывал, как он искал повод исчезнуть из управления, где у него в подвале по ночам кипела «работа».Уехал на некоторое время, потом просился в обкоме направить на учебу. Как рассказывал Токарев, «возвращаюсь, а «свадьба» все продолжается». И словечко-то какое — «свадьба»! Эмоциональная окраска этого эвфемизма по отношению к ночным зверствам Блохина и его команды — неодобрительная, как отсылка к чему-то скорее неприличному и порочному, к торжеству животных инстинктов.

У каждого был свой кошмар, свое видение, гнетущее душу. Токарев никак не мог забыть совсем молодого польского паренька, из пограничников, всего-то прослужившего полгода. Токарев видел, как его опрашивают в «красном уголке», перед тем как наденут наручники и втолкнут в расстрельную комнату. Не удержался, спросил, сколько ему лет. Тот ответил. И Токареву наказанием, как гвоздь в голову, эта сцена запечатлелась на всю жизнь. «И улыбался так... мальчишка, совсем мальчишка — 18 лет», повторял он на допросе в 1991-м.

От редакции. Книга Никиты Петрова о тех, кто участвовал в расстрелах польских военнопленных в 1940 году, готовится в издательстве «Центра польско-российского диалога и согласия» в Варшаве.

Автор: Никита Петров

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/apps/gulag/68050.html

Грузия-2011: Батуми

Оригинал взят у 486 в Грузия-2011: Батуми



Батуми. Последяя точка маршрута.


Collapse )


С Грузией все.
Вывод: страна категорически рекомендуется к длительному посещению.

Причем безотлагательно. Пока они там (или им там) не свергли ихнего Саакашвили и страна не скатилась обратно в сраный совок.

Предыдущие части – по тэгу Грузия 2011