Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

1847 год - и изменилось что-то в России ???

Из письма Белинского Гоголю:

"Ей (России) нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, <...> где, наконец, нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей".

Написано в 1847 году.

Александр Блок о Польше - "Варшавская поэма"

Блок, побывавший в Варшаве, проникся сочувствием к Польше и полякам, о чем говорит генезис поэмы «Возмездие», которая первоначально носила название «Варшавская поэма», и в первой редакции есть такие строчки:

Страна под бременем обид,
Под гнетом чуждого насилья,
Как ангел, опускает крылья,
Как женщина, теряет стыд...

Не так же ль и тебя, Варшава,
Столица древних полякОв,
Дремать принудила орава
Военных русских пошляков?
Здесь жизнь скрывается в подпольи;
Молчат магнатские дворцы;
Лишь Пан-Мороз — во все концы
Свирепо рыщет на раздольи...
Collapse )

Стихи Александра Долгопятова

Оригинал взят у kostyad в Перепост, чо.
Оригинал взят у starshinazapasa в Перепост, чо.
Информация от Саши Сотника: Александра Долгопятова из Прихопёрья вызвали на допрос. За то, что он написал призывные стихи. "Шьют" призыв к восстанию. Внешне обставляют как "неповиновение власти": якобы он перекрыл дорогу пожарной машине.
Но Политвестник сам был свидетелем того, как местные жители сами встали на дороге, мешая проехать пожарке со словами "пусть горит ярче и - дотла".
А собаки охраны (не люди - именно четвероногие) бежали оттуда, сопровождая нас: от греха подальше...
Ниже - стихи А. Долгопятова. Как профессиональный литератор - подтверждаю: чертовски талантливо!

****
Ребята, берите вилы !
Мужчины, берите косы!
За наши луга и нивы,
за ели и за берёзы!

За наши сады и пашни
берите секиры в руки!
За наших героев павших,
за наших дедов и внуков.

За прадеда и за деда:
они были твёрже стали;
За прошлые все Победы,
которые мы проспали!

Пока мы в домах сидели,
враги нам с экранов врали!
Пока мы в экран глядели -
они у нас Русь украли!

Нам наши права расскажет
чиновник со взглядом злющим...
Теперь у нас всё не наше,
повсюду висит колючка!

И воздух и водоёмы
закрыты на все затворы
И если берём своё мы,
то нас называют - "воры"!

И если имеем виды
чуть-чуть на глоток свободы,
то есть мы уже "бандиты",
"госдеповские уроды"...

По нашим овинам ходят
приезжие казнокрады.
На нас же дела заводят,
что видеть мы их не рады!

Дошли или докатились...
Катиться нет мочи дальше...
А ну-ка, - остановитесь!!!
Довольно нам вражьей фальши!

Ребята, берите вилы!
Мужчины, берите косы!
Вставайте за Край наш милый...
Немного - и будет поздно...

Библиотеки Мира. Библиотека Варшавского университета

Оригинал взят у farta в Библиотеки Мира. Библиотека Варшавского университета
Библиотека Варшавского университета основана в 1816 году. За свою историю она претерпела много испытаний: она закрывалась царским правительством, её фонды вывозились в Россию, затем возвращались, страдали от пожара во время Второй мировой войны.

Библиотека Варшавского университета, Варшава, Польша
Библиотека Варшавского университета, Варшава, Польша

Collapse )
[Spoiler (click to open)]
Проект "Библиотеки Мира"

Zapamiętaj Katyń / Помни Катынь. Стихотворение Алексея Широпаева

Оригинал взят у baltvilks в Zapamiętaj Katyń / Помни Катынь. Стихотворение Алексея Широпаева
Originally posted by shiropaev at Катынь

Лишь законченные скоты
И моральные извращенцы
Отрицают тебя, Катынь,
Нагло списывая на немцев.

Как их доводы горячи!
Видно, живы еще дедули,
Что работали в той ночи
С интервалом – в минуту пуля.

Их не ждет покаянный скит.
Отойдя от канав устало,
Разливали по кружкам спирт,
Крупно резали хлеб и сало.

И смотрели, приняв на грудь,
Как, захватывая побольше,
Зэк лопатой бросает грунт
На мундиры свободной Польши.

Пусть клубятся, как туча тли,
«Патриоты» и «ветераны» -
Отряхну от родной земли
Удалую конфедератку.


Collapse )


Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног...

Пушкин П. А. ВЯЗЕМСКОМУ

27 мая 1826 г. Из Пскова в Петербург

Ты прав, любимец муз, — воспользуюсь правами блудного зятя и грядущего барина и письмом улажу все дело. Должен ли я тебе что-нибудь или нет? отвечай. Не взял ли с тебя чего-нибудь мой человек, которого отослал я от себя за дурной тон и дурное поведение? Пора бы нам отослать и Булгарина, и «Благонамеренного», и Полевого, друга нашего. Теперь не до того, а ей-богу когда-нибудь примусь за журнал. Жаль мне, что с Катениным ты никак не ладишь. А для журнала — он находка. Читал я в газетах, что Lancelot в Петербурге, черт ли в нем? читал я также, что 30 словесников давали ему обед. Кто эти бессмертные? Считаю по пальцам и не досчитаюсь. Когда приедешь в Петербург, овладей этим Lancelot (которого я ни стишка не помню) и не пускай его по кабакам отечественной словесности. Мы в сношениях с иностранцами не имеем ни гордости, ни стыда — при англичанах дурачим Василья Львовича; пред M-me de Staël заставляем Милорадовича отличаться в мазурке. Русский барин кричит: мальчик! забавляй Гекторку (датского кобеля). Мы хохочем и переводим эти барские слова любопытному путешественнику. Все это попадает в его журнал и печатается в Европе — это мерзко. Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство. Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь. Мы живем в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, английские журналы или парижские театры и <бордели> — то мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство. В 4-ой песне «Онегина» я изобразил свою жизнь; когда-нибудь прочтешь его и спросишь с милою улыбкой: где ж мой поэт? в нем дарование приметно — услышишь, милая, в ответ: он удрал в Париж и никогда в проклятую Русь не воротится — ай да умница.
27 мая.

Прощай.

Думаю, что ты уже в Петербурге, и это письмо туда отправится. Грустно мне, что не прощусь с Карамзиными — бог знает, свидимся ли когда-нибудь. Я теперь во Пскове, и молодой доктор спьяна сказал мне, что без операции я не дотяну до 30 лет. Незабавно умереть в Опоческом уезде.

Чекист

Чекист

Я был знаком с берлинским палачом,
 Владевшим топором и гильотиной.
 Он был высокий, добродушный, длинный,
 Любил детей, но выглядел сычом.
Я знал врача, он был архиерей;
Я боксом занимался с езуитом.
Жил с моряком, не видевшим морей,
А с физиком едва не стал спиритом.
Была в меня когда-то влюблена
 Красавица — лишь на обертке мыла
Живут такие девушки, — она
Любовника в кровати задушила.
Но как-то в дни молчанья моего
Над озером угрюмым и скалистым
Я повстречал чекиста.  Про него
 Мне нечего сказать:
 он был чекистом.

Юрий Домбровский

Ю́рий О́сипович Домбро́вский (12 мая 1909, Москва29 мая 1978, Москва) — русский поэт, прозаик, литературный критик.

Рос в семье интеллигентов: отец — Иосиф Витальевич (Гедальевич) Домбровский, присяжный поверенный иудейского исповедания; мать — Лидия Алексеевна (урожд. Крайнева), евангелически-лютеранского исповедания, биолог[2]

Учился в бывшей хвостовской гимназии в Кривоарбатском переулке в Москве. В 1932 году Юрий Осипович окончил Высшие литературные курсы («брюсовские»).

В 1933 году был арестован и выслан из Москвы в Алма-Ату. Второй арест — в 1936 году, был отпущен через несколько месяцев, успел до следующего ареста опубликовать первую часть романа «Державин». Третий арест — в 1939 году: срок отбывал в колымских лагерях. В 1943 был досрочно, по инвалидности, освобожден (вернулся в Алма-Ату). Работал в театре. Читал курс лекций по В. Шекспиру. Написал книги «Обезьяна приходит за своим черепом» и «Смуглая леди».

Четвертый арест пришелся на 1949 год. Место заключения — Север и Озерлаг.

После освобождения (1955 год) жил в Алма-Ате, затем ему было разрешено прописаться в родной Москве. Занимался литературной работой. В 1964 году в журнале «Новый Мир» опубликован роман «Хранитель древностей».

Вершина творчества писателя — роман «Факультет ненужных вещей», начатый им в 1964 году и законченный в 1975. Это книга о судьбе ценностей христианско-гуманистической цивилизации в мире антихристианском и антигуманистическом — и о людях, которые взяли на себя миссию верности этим идеалам и ценностям, «ненужным вещам» для советского строя. Главные антигерои в романе — работники «органов», чекисты — нержавеющие шестерёнки бесчеловечного режима. В СССР роман напечатан быть не мог, но в 1978 году он был опубликован на русском языке во Франции. В этом же году Юрий Осипович, которому должно было вскоре исполниться 69 лет, был жестоко избит в фойе ресторана Центрального дома литераторов большой группой неизвестных. Скончался от последствий побоев (сильного внутреннего кровотечения) в больнице 29 мая 1978 года, через полтора месяца после нападения. Похоронен на Кузьминском кладбище.

Усилиями вдовы Домбровского, Клары Фазулаевны Турумовой-Домбровской (под своим именем фигурирует в романе «Хранитель древностей»), в 1990-е годы увидел свет шеститомник писателя.
/Из Википедии/

К чему стадам дары свободы?

А.Пушкин

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды...

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

Фантастическая Варшава

Оригинал взят у polina_justova в Фантастическая Варшава
По мнению жюри премии «Варшавская литературная премьера», книгой января 2012 года стала «Фантастическая Варшава» Павла Дунина-Вонсовича.

Павел Дунин-Вонсович (р. 1967) – издатель и литературный критик, главный редактор литературного журнала «Лампа». Работал в таких изданиях, как «Przekrój», «Machina» и «Życie Warszawy», где рецензировал книги и комиксы. Совместно с Томашем Лубеньским и Кингой Дунин вел программу «Хорошие книги» на телеканале TVP1. Открыл Польше и миру Дороту Масловскую. Лауреат Паспорта «Политики» (2005) в категории Креатор Культуры. Поет и играет на гитаре в группе «Meble», которую рекламирует как «худшую группу мира».

Его книга о фантастической Варшаве – компендиум знаний о представлениях Варшавы в польской фантастической литературе от Юлиана Урсына Немцевича вплоть до сегодняшнего дня. Новаторский путеводитель по альтернативному городу – Варшаве, выдуманной писателями и рассеянной в более, чем 200 различных произведениях: фантастических, политических, детективных и катастрофических. В цветном приложении к книге представлены нереализованные архитектурные фантазии на тему польской столицы.

«Фантастическая Варшава» Дунина-Вонсовича – это не только захватывающее дух путешествие в лабиринте воображаемых зданий и улиц. Это также попытка проникнуть в неспокойные, нездоровые сны жителей города и прекрасная отправная точка для рефлексий над силой и слабостью человеческого воображения. Обязательная позиция для «варшавоведов» и простых любителей этого города, доказывающая, что на самом деле границы Варшавы простираются на заметно более далекие расстояния, чем кажется на первый взгляд...

Премия «Варшавская литературная премьера» – одна из старейших столичных книжных премий. Владельцы варшавских книжных магазинов и библиотекари каждый месяц присуждают титул Книга месяца, а в конце года – Книга года.