clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Наш отечественный Lehman Brothers

http://ej.ru/?a=note&id=11183

В деле

В деле Наш отечественный Lehman Brothers

18 ИЮЛЯ 2011 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

РИА Новости

Когда я смотрю на скандал вокруг Банка Москвы, у меня возникает два вопроса. Вопрос первый: Банк Москвы держит на своих счетах бюджет Москвы, а дыра в Банке Москвы составляет 14 млрд. долларов. По идее это значит, что из Банка Москвы сперли бюджетные деньги. То есть, рассуждая логически, должны были быть бюджетные деньги на счетах, и под эти-то деньги и были выданы кредиты компаниям «Свиньин и кот» под обеспечение, которое потом из-под этих компаний было выведено. Другим путем дыра такого размера получиться не может.

Вопрос второй: подаст ли ВТБ в Лондонский суд на экс-руководителя Банка Москвы Андрея Бородина, как намекнул министр финансов Алексей Кудрин? Причем не с целью экстрадиции, а с целью посадить Бородина в Великобритании?

Напомню, собственно, как все было.

Жил-был Банк Москвы, который обслуживал счета Москвы, и его руководитель Андрей Бородин каким-то образом получил 20% акций этого банка. Являлся ли Бородин реальным или номинальным держателем этих акций – сказать трудно.

После того как из мэрии вынесли старика Батурина, зачем-то ВТБ решил забрать Банк Москвы. И заплатил за 46% этого сокровища аж 103 млрд. рублей.

Риски, как и при всяком госпоглощении, были не просчитаны совершенно. И еще до того, как г-н Костин заходил в банк с переднего хода, из него все вынесли с заднего.

Как именно — рассказал Сергей Дубинин в интервью «Эху Москвы». Кредиты Банком Москвы выдавались «на оффшорные компании, не известно кому принадлежащие в настоящий момент. На них когда-то были оформлены активы, которые были положены в залог под кредиты. Еще в ноябре-декабре, т.е. задолго до покупки… эти обеспечения были убраны с баланса тех компаний, т.е. кредиты перестали быть обеспечены».

Всего вынесли на 150 млн долларов. Если правда, что Бородин предлагал купить банк обратно, видимо, эти «неизвестно кому принадлежащие компании» контролируются г-ном Бородиным. Потому что, согласитесь, купить шкурку от банана в здравом уме и твердой памяти может предлагать только тот, у кого сам банан уже есть.

Судя по скорости, с которой заходили в Банк Москвы, это было чисто коммерческое решение. Если бы это было политическое решение, принятое Путиным, двери бы вынесли мгновенно. А так – г-н Костин долго не мог зайти в банк, потому что он использовал административный ресурс. А те, кто ему мешал – коммерческий. Согласитесь – не будет же Костин тратить личные бабки на судей? В результате теперь мы имеем феерическую дыру в 14 млрд. долларов.

Причем 14 млрд. дол. – это вряд ли конечная цифра.

Простой пример – пока Костин не мог зайти в банк, прежнее руководство банка выдало бизнесмену Виталию Юсуфову кредит в 1,1 млрд. дол. на покупку тех самых 20% акций Банка Москвы, которые принадлежали самому руководству. Кредит был выдан под обеспечение восточногерманских верфей Nordic Yards (это вроде восточногерманского «Автоваза»), которые самим Юсуфовым были куплены за 40 млн евро. С таким же успехом эти 1,1 млрд. дол. можно было выдать под обеспечения проекта по выращиванию ананасов в Анадыре.

То есть 1,1 млрд. дол. к уже заявленным 14 млрд. дол. можно смело приплюсовать.

Ясно, что руководство ВТБ и ЦБ даже близко не представляло себе масштабов проблемы. Результаты изучения баланса Банка Москвы, наверное, даже для Путина стали такой же неожиданностью, как проверка вайнштоковской «Транснефти». Вопрос: куда смотрел ЦБ? И почему это почтенное учреждение раз за разом (другой аналогичный случай – «Межпромбанк») не замечает, что вот уже второй раз банка, по сути, нет. Есть фасад, а за этим фасадом – дырка, из которой не течет, а бьет фонтаном?

Теперь, конечно, возникает вопрос – что со всем этим делать? Традиционный способ заключается в том, что российская прокуратура возбуждает уголовное дело и требует экстрадиции. Кончается это обыкновенно плохо. Во-первых, каждое такое дело имеет политическую подоплеку (не поперли б Лужкова, никто б не тронул Банк Москвы), во-вторых, качество нашей прокуратуры еще ниже, чем качество банковского надзора в ЦБ. Наши уголовные дела на экспорт не конкурентоспособны на Западе. Они разваливаются прямо в судах, а следователи разводят руками и объясняют результаты собственного идиотизма происками врагов России.

Если ВТБ пойдет по этому пути, то, вероятно, Бородин без труда докажет в английском суде политическую составляющую своего преследования, а само обвинение будет полно дыр, просто потому что по-другому эти ребята шить не умеют.

Нетрадиционный способ поведения заключается в том, чтобы позвать западных аудиторов, аккуратно дать переписать подготовленное ими заключение британским юристам и попытаться посадить Андрея Бородина в Лондоне. Это будет самый удачный внешнеполитический шаг России за последние полдесятка лет. Способны ли российские власти на такой шаг и не испугаются ли они, что на открытом процессе вылезет много такого, что будет касаться не только Бородина (например, причина необыкновенной слепоты ЦБ) – покажет ближайшее время.

И еще одно маленькое замечание: представьте себе, что Лужкова сняли бы, а в банк зашли бы, ну, скажем, осенью 2008-го года. Сейчас бы мы имели на руках неостановимый банковский кризис.

 

Фотография РИА Новости / Антон Белицкий


Все права на материалы, находящиеся на сайте ej.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на ej.ru обязательна.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author