clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

О судьбе заключенных тюрем Новочеркасска и Краснодарского края. 1942 г.

Оригинал взят у allin777 в О судьбе заключенных тюрем Новочеркасска и Краснодарского края. 1942 г.
НАЧАЛЬНИКУ КОНВОЙНЫХ ВОЙСК НКВД СССР
Генерал-майору тов. КРИВЕНКО
– гор. Москва

Д О К Л А Д

О ПЕШЕМ КОНВОИРОВАНИИ 980 ЗАКЛЮЧЕННЫХ ИЗ НОВОЧЕРКАССКОЙ ТЮРЬМЫ И 4877 ЗАКЛЮЧЕННЫХ
ИЗ ТЮРЕМ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ КОНВОЯМИ 230 ПОЛКА.

О той тяжелой обстановке, которая сложилась в процессе конвоирования, и о моих мероприятиях, направленных на оказа-
ние помощи конвоям, мною донесено №№ 001668 от 3.8.42 г., 2004 от 11.8.42 г. (радиограмма), 001695 от 13.8.42 г., 001717 от 20.8.42 г.

В период, когда конвои с заключенными находились прижатыми противником к горам в районе Лабинская, Отважный и были под угрозой отреза, без продовольствия, – все меры принимались к тому, чтобы вывести их из тяжелого положения. Но занятия пр-ком Невинномысской, Ворошиловска, Майкопа и его быстрое продвижение к Пятигорску и Черкесску еще больше создали угрозу отреза и даже захвата этапов.

В этих условиях дальнейшее конвоирование заключенных стало невозможным. Поэтому нужно было решить вопрос, как с ними поступить, чтобы вывести личный состав конвоев. С этим вопросом 7 августа с.г. я обратился к начальнику УНКВД Орджоникидзевского края, изложив ему существо дела. Последний в присутствии секретаря Крайкома изложил мне обстановку в благоприятном виде, при этом дополнил, что 8 августа с.г. наши армии в направлении Армавира, Ворошиловска переходят в наступление и, особенно бояться о судьбе конвоев, находящихся в районе Лабинская, Отважный, – не приходится.
8 августа с.г., когда обстановка стала наиболее угрожаемой, я вторично пошел к начальнику УНКВД, то оказалось, что он и руководящий состав края в ночь покинули Пятигорск, убыв в направлении Орджоникидзе. Таким образом, вместо помощи я от начальника УНКВД получил ложную информацию. После этого я обратился через командира 230 полка майора Юмашева с этим же вопросом к начальнику УНКВД Ростовской области, находящемуся в г. Орджоникидзе. Последний, посоветовавшись с генерал-лейтенантом т. Масленниковым, дал мне письменное отношение, в котором разрешалось заключенных, обвиненных за бытовые преступления, – распустить, а за контр-революционные преступления и бандитизм – расстрелять.С Вами связаться не мог, хотя радиограммы посылал. Мною немедленно установка Нач. УНКВД по Ростовской области была направлена в район нахождения конвоев. Одновременно с этим через Тбилиси на Сочи – Туапсе был направлен командир 230 полка майор Юмашев А. П. с задачей: установить связь с конвоями, передать установки в отношении заключенных, оказать практическую помощь в выходе и снабжении питанием личного состава конвоев. Командир 230 полка, прибыв в Сочи, через органы НКВД и армейское командование установил связь с конвоями, оказал им полную практическую помощь в довольствии и продвижении к новому месту дислокации г. Баку. Начальники конвоев и с ними следовавшие: ст. пом. нач. I отделения штаба бригады капитан МАКЕЕВ А. Ф., начальники тюрем, начальник тюремного отдела УНКВД Краснодарского края, оказавшиеся прижатыми к горам, под угрозой полного отреза, учитывая, что этапы могут быть захвачены противником, так как последний наседал и конвои вынуждены были принимать бой, отбивая передовые немецко-фашистские войска (конвои КОПТЕЛОВА, ЯЛОВОГО) по собственной инициативе. У Начальника Особого Отдела СКФ запросили Военный Совет СКФ о том, как поступить с заключенными, в связи с тем, что дальнейшее их конвоирование совершенно стало невозможным.

11 августа с.г. Военный Совет в лице Маршала Советского Союза т. БУДЕННОГО, членов: т.т. КАГАНОВИЧА и СЕЛЕЗНЕВА, дал письменную санкцию на роспуск заключенных за бытовые преступления и расстрел заключенных, обвиняемых за контрреволюционные преступления и бандитизм. Причем из состава распускаемых бытовиков, всех, по возрасту подлежащих службе в Красной Армии, передать в местные военкоматы. Кроме того санкция о расстреле контрреволюционного элемента была получена от командующего и члена Военного Совета Южного фронта.
Руководствуясь полученными санкциями, начальники конвоев – начальника тюремного отдела УНКВД Краснодарского края и начальников тюрем – расконвоировали /распустили/ осужденных, за бытовые преступления 3015 заключенных, из них сданы военкоматам 800 чел., расстреляли, осужденных за контрреволюционные преступления и бандитизм 1314 заключенных. Кроме того убито и ранено было при бомбежках авиацией противника и в результате обстрела его наземных войск 1274 заключенных, утонуло при переправах 14 заключенных, умерло от болезней и истощения 46 заключенных, убито и ранено при попытках к побегам 78 заключенных.
На все эти проделанные операции имеются оформленные акты, подписанные работниками тюремного отдела. За период конвоирования потери личного состава конвоев составляют: убито 7 чел., ранено 35, пропало без вести 69. Кроме того, распоряжением Зам. Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР Комиссара Государственной Безопасности т. […] временно прикомандировано к мангруппе 36 Пограничного отряда 58 чел., из них: красноармейцев 47, мл. командиров 9, среднего состава 2, и к 815 стрелковому полку 25 чел., из них: красноармейцев 21, мл. командиров 3, среднего начсостава 1 чел.
Задержано заградительными отрядами и направлено в действующие части Красной Армии 51 чел., из них: красноармейцев 44, мл. командиров 5 и среднего нач. состава 2 чел. Все временно прикомандированные и задержанные – с полным вооружением и снаряжением.

За период конвоирования этими конвоями потеряно /уничтожено/ тюремных автомашин 5, полуторатонных автомашин 2 и трехтонных автомашин 2.

КОМАНДИР 43 БРИГАДЫ Подполковник (Сидорик)
ВРИО ВОЕНКОМАТА БРИГАДЫ Ст. батальон комиссар (ЗАРЖЕЦКИЙ)
ЗАМ. НАЧ. ШТАБА БРИГАДЫ -Майор – (ЯРЫГИН)

РГВА. Ф. 38063. Оп. 1. Д. 8. Л. 4, 4 об., 5, 16

г. Баку
Tags: большевики, монголо-большевисткая орда, преступления коммунизма
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author