clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Непобедимая Красная армия

Непобедимая Красная армия
("Rzeczpospolita", Польша)
09/11/201114:51
[…]
Памятник 
В самом сердце варшавского района Прага на одном из самых оживленных перекрестков в городе стоит памятник сталинским солдатам. Это один из самых масштабных монументов в Варшаве: высотой около двадцати метров и весом (внимание!) – 600 тонн. Он был возведен в сентябре 1945 года. На постаменте сделана надпись на польском и русском языках: «Слава героям Красной армии» и «Братьям по оружию, отдавшим свои жизни за свободу и независимость польского народа, жители Варшавы воздвигли этот памятник в 1945 году». 
Каждый день мимо памятника проходят десятки тысяч людей. Но поскольку он находится как раз в том месте, где должна появиться новая станция метро, его начали демонтировать. Однако он не разделит судьбу памятника Феликсу Дзержинскому, и не упокоится навечно на складе. По решению правящей в Варшаве партии «Гражданская платформа» (PO) после реставрации монумент будет воздвигнут вновь – несколькими метрами далее. Как уже много дней подряд пишет газета Życie Warszawy, каждый сантиметр монумента «будет тщательно отреставрирован», «фигуры будут очищены и покрашены, а камень вымыт и отполирован». Более того, «подрядчику второй ветки метрополитена удалось обнаружить документацию 66-летней давности. Благодаря этому, памятнику будет возвращена исконная цветовая гамма, и он предстанет перед жителями Варшавы в освеженном виде». Соответствующие службы уже приступили к работе: «Специалисты из реставраторского бюро с пятницы фотографируют и описывают каждую деталь памятника». И все это за общественные средства. 
Пламенные речи членов партии Союза демократических левых сил (SLD) в защиту советских солдат уже никого не удивляют. Удивительной новостью стала забота «Гражданской платформы». Особенно при том, что раньше нынешнее руководство Варшавы не слишком интересовалось охраной культурного наследия. Частные инвесторы сносили очередные исторические памятники и возводили на их месте торговые центры или жилые дома. В таких случаях ведомство по охране всегда мешкало с фотографированием и описанием. А местные чиновники часто не хотели вносить вызывающие интерес здания в реестр памятников, аргументируя это тем, что городу это невыгодно. Много важных для национальной культуры объектов находится в плачевном состоянии, и в течение многих лет денег на их реставрацию не находится. Совершенно иначе выглядит дело в случае упомянутого монумента. Здесь «Платформа» проявила просто исключительную заботу. Я не слышал, чтобы с выделением средств на проведение сложной операции по реставрации и переносу этого монумента возникли какие-то проблемы. И это происходит в тот момент, когда столичные власти обещают жителям очередное повышение цен на воду, проезд в городском транспорте, детские сады, объясняя это сложной ситуацией городского бюджета. 
Невежество? 
Варшавский памятник Красной армии – это выражение признательности за «свободу и независимость польского народа». Действительно ли Сталин послал своих солдат в Польшу воевать за эти ценности? В свете современных научных открытий это звучит неправдоподобно. Например, российский историк Никита Петров говорил о солдатах, память которых увековечили в Варшаве, так: «Везде, куда входила Красная армия, начинался террор. Проводились чистки по национальному, а также классовому признаку. Жителей захваченных территорий, "которые не подавали надежд на то, что они вольются в новое социалистическое общество" признали балластом, который должен быть уничтожен – посредством изоляции или физического истребления» (Rzeczpospolita, 22-23.10.2011). То, как советские солдаты боролись за «свободу и независимость польского народа», отлично видно на примере августовской облавы (от названия г. Августов – прим. пер.). 
В июле 1945 года советские военные арестовали в Сувалкском районе около 7000 человек, включая женщин и детей. Часть из них (как минимум 592 человека, а по сведениям профессор Кшиштофа Ясевича, 1420) были признаны «польскими бандитами» и без суда убиты. Россияне до сих пор не хотят обнародовать информацию, где производились казни, и что произошло с телами жертв этого преступления. Таких акций, хоть и меньшего масштаба, было во всей Польши гораздо больше. Следует ли возводить памятники виновным в такого рода преступлениях? Какую систему ценностей мы таким образом культивируем? И что должны чувствовать члены семей убитых жителей Сувалкского района, когда они приезжают в столицу своего государства и видят, что палачей их близких чтят здесь как героев? Мне не хочется верить, что политики «Платформы» хотят осознанно, за публичные средства славить сталинский террор. Я надеюсь, что хотя бы часть из них способна на элементарную эмпатию, которая позволяет вчувствоваться в положение семей многочисленных жертв Красной армии. Я предпочитаю думать, что их действия проистекают из невежества, что они изучали историю по фильму «Четыре танкиста и собака», что они никогда не слышали про Катынь, августовскую облаву и сталинские тюрьмы. 
Короче говоря, я верю, что спор вокруг памятника Красной армии – это спор о фактах, а не о ценностях. Но если это спор о фактах, его легко разрешить. Я предлагаю созвать комиссию, состоящую из авторитетных ученых, занимающихся историей XX века. Пусть признанные исследователи проведут экспертизу, в которой ответят на вопрос, хотел ли Сталин свободной и независимой Польши. Если добросовестное научное исследование покажет, что хотел, то памятник, разумеется, должен быть тщательно отреставрирован. Но если же было наоборот, то пусть он навсегда исчезнет из публичного пространства. Известные на данный момент факты указывают на второй вариант, но не исключено, что я ошибаюсь. 
Ущербная риторика 
Недавно влиятельные политики «Союза левых сил», в частности, Марек Сивец, высказались в поддержку возведения в Познани памятника 2-й Армии Войска польского. Они объясняли, что это не пропаганда тоталитаризма, а лишь дань памяти конкретным людям, воевавшим за Польшу. В подобном ключе о варшавском монументе Красной армии высказывался представитель левых в городском управлении Анджей Голимонт. Возможно, часть политиков «Платформы» тоже приняла такой дискурс? Он сводится к тезису: мы не прославляем коммунизм, но относимся с уважением к его строителям, поскольку в основном у них были хорошие намерения. Это ущербная риторика, поскольку уважение это одно, а возведение памятников – другое. 
С одной стороны, и закон, и обычаи предписывают нам заботиться о находящихся на нашей территории могилах. Это, разумеется, касается в т.ч. мест захоронения немецких или советских солдат. Память последних была достойно увековечена на расположенном неподалеку от центра Варшавы монументальном Кладбище-мавзолее советских воинов. Факт, что власти тратят публичные средства на поддержание этого объекта не вызывает никаких возражений. Совсем иной смысл имеет памятник в варшавской Праге. Он не увековечивает память конкретных павших, а прославляет Красную армию как якобы «освободителя» Польши. Но невозможно чтить армию, не чтя одновременно ее главнокомандующего. Ведь размещенные на монументе солдаты вошли в Польшу не как некое народное движение. Они прибыли сюда, чтобы всеми возможными способами воплотить в жизнь политические планы Сталина, были лишь слепым орудием в его руках. Не будем забывать, что когда советская армия занимала Польшу, у нашей страны было легально действующее правительство и собственные вооруженные силы. 
Красная армия беспощадно воевала как с немцами, так и со структурами Польского подпольного государства. Все, кто не хотел полностью подчиняться воле Сталина, были для него врагами. Я не слышал, чтобы красноармейцы отказывались воевать против поляков. Невозможна и такая мягкая формулировка, что в независимости от политических планов Сталина его солдаты хотели освободить Польшу. Они не могли этого хотеть, так как сами не знали, что такое «свобода и независимость». Возможно, им казалось, что намерения у них благие, но солдатам Гитлера тоже казалось, что они борются за справедливое дело. А им мы пока в Варшаве памятников не возводим. 
Страх?
А может, дело в другом? Может быть, вся эта чрезмерная забота варшавского руководства о памятнике сталинским солдатам – это просто страх перед Москвой? В субботнем номере газеты Życie Warszawy появилась такая фраза: «Из-за памятника "четырем спящим" над второй веткой метрополитена сгустились тучи. Споры чиновников и опасения реакции российского посольства привели к тому, что начало строительства станции "Вильнюсский вокзал" откладывается на несколько недель». Если это правда, проблема выходит за рамки символической плоскости и касается уже нашего суверенитета. Действительно ли варшавская «Гражданская платформа» так забоится о сталинском памятнике, опасаясь гнева Путина? Утвердительный ответ на этот вопрос приводит к своеобразному парадоксу. Ведь факт, что ключевые решения о том, как будет выглядеть символическое пространство центра нашей столицы, до сих пор принимаются в Москве, пожалуй, лучше всего демонстрирует, что помещенная на памятнике благодарность красноармейцам до сих пор остается пожеланием «на вырост». Не только в 1945, но и уже в 2011 году у нас остаются определенные проблемы со «свободой и независимостью». В таком случае, может быть, нам стоит хотя бы отодвинуть его чуть дальше. Возможно, если мы поместим его на Кладбище-мавзолее советских воинов, российское посольство не пожалуется на нас Путину. Еще есть время рискнуть и принять это смелое решение. 
Сущность государства
[…] Проблема с памятником, о которой я говорю, это лишь симптом более глубинной проблемы. Я не знаю в чем здесь дело – в невежестве, глупости или страхе – но символическое пространство нашей страны за последние 20 лет приобрело истинно постмодернистский характер: в нем можно обнаружить и памятники полякам, убитым на востоке, и тем, кто их там убивал. Рядом с местами, увековечивающими память Варшавского восстания, можно найти монументы, прославляющие тех, кто боролся с участниками восстания. Улицы, носящие имена коммунистических деятелей пересекаются с улицами, названными в честь людей, подвергавшихся в Польской народной республике репрессиям. Примерам такого типа нет числа. Варшава – это, наверное, единственная столица, в которой прохожий может увидеть на очередных площадях попеременно памятники палачам и жертвам. И не будем себя обманывать, что этот духовный бардак не имеет никакого значения. Он существенным образом влияет на функционирование нашего государства. Без цельной символической инфраструктуры сложно формировать общественный капитал.
Богдан Дзёбковский – кандидат философских наук, сотрудник Института философии Варшавского университета, заместитель главного редактора журнала Przegląd Filozoficzny.
http://inosmi.ru/poland/20111109/177349517.html
© ИноСМИ.ru 2000-2009
Tags: Варшава, Польша, Сталин, большевики, война, история, памятники
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author