clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Русская пианистка, Анна Чапман и пастор Аншлаг



Русская пианистка, Анна Чапман и пастор Аншлаг

Александр Баунов
25.10.2011, 15:19
Обычно, я не пишу дважды в день, но как раз, когда у моих немецких корреспондентов случилась переcменка и закрыто на учет, в Германии арестовали первых со времен объединения русских советских разведчиков. Советских потому, что начинали они еще при СССР, въехали в Германию в 1988 г. На их месте мог бы быть Путин. Хотя он контрразведчик. 
Корреспондентам, впрочем, придется трудно. Слишком мало немцы открывали деталей. В статьях в немецкой прессе до сих пор нет фамилий задержанных (в «Коммерсанте», впрочем, есть). Но того, что нам известно, достаточно, чтобы задуматься о юморе сценариста, который потихоньку правит миром. 
У гуманитариев есть теория, что реальность и культура – сообщающиеся сосуды, причем, в обе стороны. То есть, тексты и фильмы влияют на реальность. Иначе никак не понять, почему фамилия четы русских разведчиков Аншлаг и почему жену-разведчицу взяли, запеленговав передатчик во время шифровки в Москву. А потому что их художественные прототипы – тайный помощник Штирлица пастор Шлаг и замаскированная под немку русская радистка Кэт. 
Как во сне два сюжета спутываются в один, так и тут пастор Шлаг заменил мужа радистки Кэт – ведь оба они делали одно и то же дело: помогали Штирлицу передать в центр информацию о коварстве англосаксов, которые начали сепаратные переговоры с фашистами. Возможно, из того мира, где Шлаг и Кэт – реальность, наша – вроде сна, так что можно и совместить. 
Кроме этого тайного совпадения есть между миром и искусством и другие, более прозаические. Немецкие спецслужбы говорят, что разоблачить российских шпионов им помогли американские коллеги, которые сами раскрыли русскую шпионскую сеть у себя летом прошлого, 2010 года. 
Даже без этой прямой ссылки на помощь из-за океана виден общий почерк, как будто наши агенты, раскрытые в США и Германии, учились в одном классе разведшколы или действовали по одной, разработанной теоретиками советской разведки, инструкции.  Видимо, так оно и было. 
В Германии «русская пианистка» и ее муж – Андреас и Хейдрун Аншлаги – проживали в стране 20 лет под видом обычных немецких бюргеров, последнее время в окрестностях Магдебурга. Сейчас им обоим 51 год. 20 лет – это ведь целая жизнь: с домом, работой, супрмаркетом, пивной, пикником на выходные, медстраховкой, отпуском на Майорке, роддомом, детским садом, школой для девочки, и вот девочка уже пошла в университет и пора подыскивать ей жениха, а может, и сама найдет. А всё ведь это конспирация: и дом, и девочка и жених. Вернее, все настоящее, но как бы с двойным дном. Настоящее – и одновременно прикрытие. Жизнь, которая может в любой момент оборваться. Ну вот, оборвалась. Маски сняты, пожалуйте в гримерную, разденьтесь и на выход. А вы спрашиваете, зачем шпионам, как космонавтам, дают ордена.   
Точно так жили в Нью-Джерси и главные фигуранты дела о шпионской сети в Америке Ричард и Синтия Мерфи, прикинувшись лет на двадцать обычной американской супружеской парой. «Они не могли быть шпионами. Вы бы видели, какие у нее гортензии!» – восклицала соседка Мерфи. А и гортензии – прикрытие. 
Одни агенты умело внедрялись в немецкое, другие – в американское общество, и становились, что называется, крепким средним классом. Например, ФБР перехватило и расшифровало отчет Центру о расходах средств двух агентов в Бостоне, прикинувшихся добропорядочной семейной парой. «Курс евро = 1,29 доллара. (С каких это пор в ГРУ считает в евро?). Получено из центра $64 500, доход (сами заработали) – $13 940, процент (видимо, деньги были на счету в банке) – $76. Расходы: аренда дома – $8500, коммунальные платежи – 142, телефон – 160, машина в лизинге – 2180, страховка – 432, газ – 820, обучение – 3600, медицина – 139 (здоровых подобрали), юрист (какая американская семья без юриста) – 700, еда и подарки (вот те самые представительские) – 1230 (не очень щедро), электронная почта, интернет, компьютерные расходы – 460, бизнес – 4900, поездки на встречи – 1125. Отличное пособие для Good Houskeeping – глянцевого американского Домостроя. 
Неудивительно, что при такой глубокой, прямо-таки пожизненной конспирации, Юстас периодически напоминает Алексу,  зачем он в Америке или Германии и на что ему переводятся бюджетные деньги. На процессе против российских агентов в США прокурор от ФБР цитировал такую телеграмму из центра, адресованную Мерфи: «Вы посланы в США в длительную миссию. Ваше образование, банковские счета, автомобиль, дом – все это служит одной цели: выполнять вашу главную задачу, а именно находить и развивать связи в политических кругах и посылать сведения в Центр». К такой шифровке можно добавить только парашют, болтающийся за спиной. 
Второе важное сходство немецкой и американской историй – латиноамериканский след. Семья Аншлагов заехала в Германию через Латинскую Америку. Андреас вроде как родился в Аргентине, Хейдрун – в Перу. Среди разоблаченных летом 2010 года американских агентов некоторые тоже перебрались в США через Латинскую Америку. Пожалуй, самый интересный случай – агент Виктория Пелаэс (место рождения – тоже Перу): она несколько лет трудилась в испаноязычной газете Нью-Йорка El Diario, где была известным колумнистом и выступала с колонками, критикующими политику США. 
У её мужа, латиномериканца Хуана Ласаро, который оказался Михаилом Власенко, нашли карманные часы с надписями на русском языке. Правда, надпись была не «За службу родине к дню разведчика». Зато при обыске сейфовой ячейки одной из агентов в Массачусетсе – натурализованной канадской гражданки – нашли пленки, где агент снята в двадцатилетнем возрасте. Со всех пленок удалено название производителя, но на одном негативе оно случайно осталось. Это советская пленка «Тасма», которая вряд ли продавалась в Канаде. «Свема» уполномочена заявить. Тут и парашюта не надо. 
Впрочем, латиноамериканцы они, скорее всего, по легенде. Андреас Аншлаг говорит с русским акцентом. Соседи Мерфи в Америке с гордостью рассказывали журналистам, что и без ФБР начали кое о чем догадываться: слышали у супругов русский акцент. Вот и третье сходство. 
Андрес Аншлаг приехал учиться на инженера, работал в автомобильной отрасли. Видимо, они занимались в основном промышленным шпионажем. Ну, раз не продали нам Оpel, сами виноваты.
И наконец, пятое, самое важное сходство. Один из представителей СВР заявил, что Аншлаги – на самом деле бывшие шпионы, которые сейчас на пенсии и используются только иногда, чтобы передать информацию действующим агентам. Вот Хейдрун как раз и поймали за получением шифровки по радио. 
Как и их американские коллеги, глубоко законспирированные русские разведчики в Германии, скорее всего, не обнаружили ничего сверхсекретного и не украли больших немецких секретов. Судя по обвинениям, представленным ФБР на суде в июле, ни один из арестованных суперагентов не имел доступа к служебным, секретным или чувствительным документам и не выпытал ни одной настоящей военной тайны. Бледный стоял он, Мальчиш, но гордый, и не сказал им военной тайны. Потому что не знал. 
Самое поразительное в истории с нашей агентурной сетью, раскрытой в США, –  контраст между обычными информационными задачами и не менее скромными результатами деятельности русской агентурной сети, раскрытой в США, с одной стороны, и размахом конспирации и разнообразием шпионских методик другой. Русские агенты, судя по обвинению ФБР, умели закладывать тайники, работать с радио, невидимыми чернилами и азбукой Морзе, молниеносно обмениваться информацией с компьютера на компьютер, проезжая мимо друг друга на машине, стрелять из ручек, и проч. 
Однако обвинитель не смог показать, к каким служебным, секретным или чувствительным документам, к каким высокопоставленным лицам, принимающим решения, агенты получили доступ благодаря всему этому инструментарию и глубокой многолетней конспирации. Только один из десяти повязанных русских шпионов имел минимальный контакт с администрацией США: как раз Синтия Мерфи, и то – небольшой. В январе 2010 г. она получила разрешение из Центра устроиться в лоббистскую компанию, которая работала с американским и иностранным правительствами. «Они не копаются слишком глубоко в биографии поступающих на работу, – пишет Центр в своем разрешении, – эта работа откроет перед ней перспективу контактов с потенциальными источниками в правительстве США». «Откроет перспективу с потенциальными» – это крутой шпионаж. Работа Андреаса Аншлага в автомобильной компании, возможно, из той же серии. Возможно, агенты передавали информацию, сходную с той, которую каждый день передают посольства (см. мою книжку про «дипломатию с черного хода» и WikiLeaks). 
Разговоры о том, что разоблачение шпионов испортит российско-германские отношения – журналистское преувеличение. Это могло быть так, если бы шпионы нанесли крупный вред Германии, но пока его не видно. Сеть в Америке, раскрытая  в самый разгар перезагрузки, не повлияла. Часто разоблачение агентов происходят и вовсе непублично, даже сейчас в Германии все происходит довольно тихо. Но все-таки нельзя же без объяснения причин повязать двух добропорядочных бюргеров: соседи и сослуживцы забеспокоятся. Это ж не времена гестапо. 
А если кто напишет, что это шлют Путину какой-то сигнал недовольства, арестовав двух бывших коллег, это вряд ли. Путин действительно очень чувствителен, когда иностранные правительства создают проблемы его бывшим коллегам, громкий и грубый арест российских агентов в Грузии в 2006 году как раз и привел к полному разрыву с Саакашвили и антигрузинской кампании в Москве. По этой же причине он переживал за агентов, разоблаченных в Америке в прошлом году, и пел с ними и с Анной Чапман. 
Кстати,о Чапман. Немецкие журналисты пишут, что «русскую пианистку» поймали, когда она передавала шифровку Анне Чапман. То ли это поднимает читаемость статьи, то ли и правда – вот он,  Юстас из Центра. На мой вкус, выходить на связь – я имею в виду шифрованную или радио – с Анной Чапман имеет столько же смысла и шпионской пользы,  как передавть шифрофвку Божене Рынске или Ксении Собчак. Но, может, я ничего не понимаю в разведке, и с ними-то как раз на связь выходить и надо. 
Slon.ru 

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author