January 22nd, 2018

роза красная морда большая

Спасение гипертоника есть дело рук гипертоника

Восемь лет тому назад в День Благодарения я съел шашлык из индюшатины, который был сильно пересоленным. В 6 часов утра у меня из носа пошла кровь. Всё это было очень удивительным, поскольку ничего подобного со мной в жизни не случалось. Чувствовал я себя совершенно нормально, но кровь шла и шла, не переставая до вечера, когда мы отправились в скорую помощь. Там выяснилось, что давление у меня 234/137. Всю жизнь было 120/80, а тут такая невообразимость. Стало ясно, что, если бы не кровотечение, то я тому времени уже давно бы остыл с инфарктом или инсультом.
К моменту описываемых событий я давненько не бывал у врача. Всего пару раз за последние 30 лет. Очередь к хорошему терапевту М. была месяца на три, но по протекции и в связи экстроординарностью моего случая он меня принял быстро. Пол года М. потратил на совершенствование набора лекарств, которыми меня пичкал: беникар, байстолик, фелодипин, тектурна... В итоге он  остановился на сочетании трёх медикаментов. Давление моё скакало, не оправдывая надежд врача. Где-то когда-то я читал, что, если с целью понижения давления медикаментозные средства не работают, то от их сочетания толка не будет. Но я к тому времени ещё не настолько обнаглел, чтобы сомневаться в авторитете врача и начать поглядывать на себя с высоты своего интеллекта. Но это меня всё же слегка насторожило...

Ниже я опишу подробности своих исканий и находок исключительно для того, чтобы своим примером вдохновить потенциальных жертв врачебной импотенции, обернутой в важность и непререкаемость, как это диктует деонтология - наука обращения с пациентами, и продемонстрировать то обстоятельство, что каждый способен что-то сделать для себя экстраординарное. Главным итогом описываемой мною трансформации моего взгляда на вещи явилось понимание того, что нужно доверять с обязательным привлечением проверок, что при общении с врачами, даже владельцами собственных клиник, каким был М., здоровый скепсис просто необходим. Ведь я к тому времени был достаточно грамотен с точки зрения биохимии, но не мобилизовывал свои знания, целиком и полностью полагаясь на квалификацию лечащего врача.

Collapse )


роза красная морда большая

3.1.3.2. Пауль Эрлих - зачинатель фармахимии




Пауль Эрлих (1854-1915) родился в силезском (в ныне польском) городе Стшелин в обеспеченной еврейской семье. Его дед со стороны отца преподавал физику и ботанику. По странному стечению обстоятельств, где бы Пауль ни учился - будь то бреславльская гимназия или медицинские факультеты университетов в Бреславле, куда он поступил в 1872 году, Страсбурге, куда он перешел через семестр, Фрейбурге или Лейпциге, где он получил наконец-то в 1878 году диплом врача, везде он прочно занимал первое место среди неуспевающих. Ньютон, Линней, Гельмгольц и Эйнштейн тоже плохо учились, и не они одни. Видимо, когда нет мотивации - стремление угасает; где интерес - там и лежит путь незаурядного учёного. Врачевание его не прельщало, вид трупов, разорванных и окровавленных тканей, вызывал в его хрупкой душе смятение. Его привлекало другое… Юность Пауля Эрлиха, с одной стороны, совпала с широким изучением красителей в крупнейших лабораториях мира, что имело большое значение для его метода, с другой - он оказался свидетелем самых сенсационных открытий в медицине. На небосклоне науки блистали две новые звезды: Роберт Кох и Луи Пастер. Все это сыграло свою роль в создании Эрлихом собственной теории борьбы с микробами (http://www.e-reading.by/chapter.php/88951/85/Shoiifet_-_100_velikih_vracheii.html).

Collapse )