December 26th, 2013

Умирает Путин и ...

Умирает Путин и оказывается у ворот Рая, где его встречает апостол Петр со словами:
— Добро пожаловать в рай, господин президент. Только, к сожалению, прежде чем вас здесь поселить, должен вам сказать, что нужно решить одну небольшую проблемку.
Видите ли, это большая редкость, чтобы политик такого высокого ранга попал в рай, и мы, по правде говоря, даже не знаем, что с вами делать. Поэтому мы решили, что один день вы проведете в аду и один в раю, чтобы вы сами могли свободно решить, где проводить свою вечность.
Затем апостол провожает вновь прибывшего к лифту, на котором бывший президент спускается в ад. Открываются двери лифта, Путин выходит и видит вокруг себя ярко-зеленое поле для гольфа. Вдали он замечает роскошный клуб. К нему навстречу бегут его друзья-политики, с которыми он когда-то работал, радостно обнимают его, вспоминая старые добрые времена, когда они все вместе богатели за счет русского народа. Они играют партию в гольф, а потом вместе идут в клуб на ужин с черной икрой, омарами и прочими вкусностями. С ними ужинал и сам Сатана, который в реальности оказался человеком очень симпатичным, любезным и веселым.
Путин так весело провел время, что даже не заметил, что уже пришло время уходить. Все подходят к нему, горячо жмут ему руки. Путин был очень тронут, и ему стало грустно. Но вот, двери лифта закрываются, и он вновь поднимает Путина к вратам рая, где его встречает апостол Петр. Следующие 24 часа Путин проводит время так: перепрыгивает с облака на облако, играет на арфе, молится и поет. День долгий и нудный, но наконец он заканчивается. Появляется апостол Петр и спрашивает:
— Господин президент, вы провели один день в аду и один в раю, теперь вы можете по-демократически решить, где провести остаток вечности.
Путин немного подумал, почесал лысину и говорит:
— Ну, что я могу сказать, рай – это, конечно, очень красивое место, но кажется, мне больше понравилось в аду.
Апостол Петр, пожав плечами, вновь провожает его к лифту. Когда лифт спустился и двери открылись, Путин увидел… огромную пустыню, всю заваленную мусором, а все его друзья, одетые в рабочие комбинезоны, собирали этот мусор и паковали его в черные пластиковые пакеты. К нему подходит Сатана и обнимает его одной рукой за шею в знак приветствия.
— Я не понимаю, — лепечет Путин, — позвольте, вчера здесь было поле для гольфа и клуб, где у нас был ужин с черной икрой и омарами, и вообще, мы вчера здесь так здорово оттянулись… А сейчас тут только эта пустыня, заваленная мусором, а мои друзья кажутся последними неудачниками…
Сатана смотрит на него, улыбается и говорит: — Друг мой, вчера у нас была предвыборная кампания. А сегодня ты за нас уже проголосовал…

Если бы я был гражданином Украины, Белоруссии или Молдавии

Если бы я был гражданином одной из этих стран, я бы точно выступал за вхождение в Европу.

Во-первых, это все очень молодые государства. В период СССР они, хотя и имели формальные атрибуты государственности, были просто частью Империи. Строительство собственного государства и формирование гражданской нации – а это приоритетная для них задача – требует, к сожалению для нас, разрыва с прежним статусом. Любая форма ассоциации с Россией объективно будет консервировать полуколониальное или, скажем, зависимое состояние. Надеюсь, уже как гражданин России, в будущем мы сможем построить с ними действительно дружественные и надежные отношения, но это возможно сделать только тогда, когда они будут по-настоящему независимы.

Во-вторых, Европейский союз – это не только относительно высокий уровень жизни, который новым, а тем более ассоциированным членам никто не гарантирует. ЕС – это иные правила игры: прозрачность, законность и все прочее, которое, собственно, постепенно и приводит к высокому уровню жизни. Сколько постсоветские государства будут переходить к нормальному законодательству и нормальному правоприменению самостоятельно, неизвестно. Любая ассоциация с Европой подталкивает этот процесс.

И наконец, в-третьих. Отказ от движения в Европу для постсоветских государств означает консервацию технологической отсталости. Собственно, к этому открыто призывают противники евроинтеграции. Они говорят, что продукция украинской промышленности и сельского хозяйства низкого качества и неконкурентоспособна, что то, что купят Казахстан или Россия, никогда не купят Германия или Италия. Это верно. Как верно и то, что на Украине плохие дороги (об этом как об аргументе против ЕС сказал мне украинский таксист). Выбор в этом и состоит – попытаться модернизироваться в крайне сложных условиях или остаться жить в своем кругу, где покупают то, что не берет Европа. Был бы я украинцем, точно выступал бы за первый вариант.
http://www.ej.ru/?a=note&id=24067