November 17th, 2011

Запад и Израиль не могут допустить ядерную бомбу в арсенале иранских фундаменталистов.



Журнал "Огонёк", №45 (5204), 14.11.2011
    
Противоядерная реакция

Запад и Израиль не могут допустить ядерную бомбу в арсенале иранских фундаменталистов.


Репортаж Владимира Бейдера
    

На прошлой неделе Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) обнародовало доклад по ядерной программе Ирана, содержащий данные о том, что эта программа имеет военную составляющую. Допустить появление ядерной бомбы в арсенале режима аятолл Запад и Израиль не могут. Что из этого следует, выяснял "Огонек"

Владимир Бейдер, Иерусалим

А собственно, из-за чего сыр-бор? Какая сенсация? То, что Иран осуществляет свой атомный проект не из любви к электричеству и не ради производства собственных изотопов для нужд здравоохранения, не знал только тот, кто знать не хотел или не стеснялся отрицать очевидное.

В докладе нет никаких сведений, которые бы не были известны всем заинтересованным разведкам мира, в частности израильской, американской, российской, английской, немецкой, а соответственно, и их правительствам. Сенсацией стали не факты, содержащиеся в докладе, а сам факт публикации этого доклада Международным агентством по атомной энергии. Он означает, что военная направленность иранской ядерной программы теперь признана официально.

Это как штамп в паспорте, сертификат неблагонадежности, выданный самой авторитетной и единственной уполномоченной на то международной инстанцией.

Раньше могли быть сомнения, догадки, дискуссии, игнорирование очевидных фактов, игра в "веришь — не веришь", откровенный блеф и спекуляции. Теперь все: стремление Ирана к ядерному оружию подтверждено и утверждено. Полная ясность. Думать надо о другом: что с этой внезапной ясностью делать?

Запах изо рта

Самый удобный способ справляться с трудно разрешимой проблемой — отворачиваться от нее. Цивилизованный мир боролся со стремлением Ирана к атомному оружию примерно так же, как когда-то Жванецкий советовал бороться с запахом изо рта: отойди — и запах вместе с тобой. Так и поступали.

Иран сегодня находится в одном шаге от создания собственного ядерного оружия благодаря тому, что лица, страны и организации, которые должны были и могли воспрепятствовать обретению режимом аятолл ядерных технологий, материалов и оборудования, старательно и изобретательно устранялись от этой задачи.

Наибольших успехов на этом поприще добился нынешний кандидат в президенты Египта, лауреат Нобелевской премии мира доктор Мохаммед аль-Барадей. Он возглавлял МАГАТЭ 12 лет — с 1997 по 2009 год, то есть как раз в то время, когда в Иране началась и шла усиленная гонка за ядерными технологиями военного назначения.

Напомню: нераспространение ядерного оружия — одна из основных уставных задач МАГАТЭ. Но аль-Барадей на посту гендиректора Агентства делал все возможное и невозможное, чтобы отвести подозрения в военной направленности иранского ядерного проекта, а когда подозрения стали слишком очевидны — воспрепятствовать введению международных санкций против Ирана, которые могли бы остановить проект.

Бывший глава Комиссии по ядерной энергии Израиля Узи Эйлам утверждает, что аль-Барадей лично уберег Иран от санкций Совбеза ООН, и это ему в первую очередь должны быть благодарны иранцы за то, что смогли беспрепятственно заниматься разработкой ядерного оружия.

— Отчеты инспекторов МАГАТЭ были профессиональны,— сказал Эйлам в интервью информационному агентству Ynet,— факты, изложенные в них, убедительны, но аль-Барадей их просто игнорировал. Он вел себя не как педантичный судья, а как адвокат Ирана, требуя все новых и новых доказательств военной составляющей иранского проекта.

Косвенно это подтверждается нынешним докладом. Стоило аль-Барадею уступить пост главы агентства Юкии Амано, как в МАГАТЭ нашлись и доказательства, и факты, свидетельствующие о разработке ядерного оружия в Иране. Вряд ли все они появились в последние два года. Видимо, дело все же не в самих данных, а в том, кто и как ими распоряжается.

По всей вероятности, именно усилия аль-Барадея по сохранению иранского проекта ядерного оружия Нобелевский комитет Норвегии расценил как "выдающийся вклад в дело нераспространения ядерного оружия", за который присудил ему Нобелевскую премию мира в 2005 году.

Известно, что аль-Барадей не большой любитель Израиля, а большой его ненавистник (что постоянно доказывает и сейчас, в ходе своей предвыборной кампании на пост президента Египта), и именно этим было принято объяснять некоторые его не вполне адекватные решения на посту гендиректора МАГАТЭ. Но теперь, когда из того же доклада вскрылись некоторые факты, которыми в свое время аль-Барадей пренебрег, его поведение выглядит настолько неадекватным, что вызывает подозрения в прямой корысти. Ему еще придется объяснять это в ходе предвыборной кампании: идеологической мотивации ненавистника Израиля может не хватить. В конце концов он уж слишком нарочито способствовал появлению шиитской бомбы, которой не так уж возрадуются в суннитском Египте, и не знать этого египтянин аль-Барадей не мог. Значит, были другие стимулы?

Но если подозрительную слепоту бывшего главы МАГАТЭ можно хоть попытаться объяснить какими-то мотивами — идеологическими, национальными, эмоциональными, да хоть материальными, то чем объяснить публикацию доклада Национальной разведки США в 2007 году, в котором утверждалось, что разработки ядерного оружия там не ведутся с 2003 года?

Помню, как раз в то время я брал интервью у только что вышедшего в отставку главы израильской военной разведки АМАН генерала Аарона Зеэви-Фаркаша. Спросил его об этом докладе, вызвавшем в Израиле недоумение и волну убедительных опровержений.

— Они ошибаются,— улыбнулся генерал.— И скоро в этом убедятся.

— Как же можно так ошибаться? — удивился я.

— В разведке тоже работают люди,— опять улыбнулся он.— А людям свойственно выдавать желаемое за действительное.

Позже выяснилось: в 2003 году, когда американцы свергли Саддама Хусейна в Ираке из опасений, что он располагает оружием массового поражения, аятоллы испугались, что примутся и за них, и заморозили проект. А убедившись, что американцам хватает проблем с Ираком — опять осмелели и разморозили. В 2007-м это было известно всем, кто хотел и мог знать истинное положение дел. Но как раз обсуждались новые санкции по отношению к Ирану и — как альтернатива — силовое решение проблемы. В политических и военных кругах США уже шло осуждение Буша за операцию в Ираке. А ну как он решится на новую авантюру? Вот и вбросили информацию, которая покажет (не самому президенту, который вряд ли не знал правды, так общественности) всю бессмысленность ее.

В общем, отошли в сторону со своим запахом — и как будто нет его.

Русский след

Поведение России по отношению к иранскому ядерному проекту выглядит (по крайней мере отсюда, из Израиля) гораздо более сложным. На официальном уровне Россия долгое время вообще отрицала наличие каких-либо доказательств стремления Ирана к ядерному оружию. Скептицизм по этому поводу читается и между строк недавнего заявления МИДа о докладе МАГАТЭ. В Израиле такую позицию воспринимают как традиционное русское лукавство.

Один из моих давних собеседников из израильских спецслужб сказал как-то:

— Если мы, американцы или там китайцы, стараемся узнать, что происходит в Иране, думаем, что знаем, то русские точно знают, что там и как.

Поэтому, когда из российских источников на государственном или разведывательном уровне звучат заявления об отсутствии свидетельств по поводу некоторых фактов, в истинности которых израильтяне убеждены, это воспринимается как элементарная несознанка.

С этой точки зрения и надо рассматривать "русский след", проявившийся в публикациях вокруг доклада МАГАТЭ, где всплыло имя русского ученого-ядерщика Вячеслава Даниленко. Пишут, что он сыграл ключевую роль в оружейной части иранского ядерного проекта, а в заголовках его называют "отцом иранской ядерной бомбы".

Это, скорее всего, не так. Отцовство у иранской бомбы другое. Но косвенно оно все же связано с Россией, вернее бывшим СССР, а еще вернее — с его развалом.

Об этом мне рассказал автор последней книги о "Моссаде" профессор Михаэль Бар-Зоар, человек компетентный, допущенный не то чтобы к государственным секретам (откуда мне знать), но к архивам "Моссада" и людям в его руководстве — то есть действительно владеющий информацией, которую излагает.

Так вот, по его словам, "Моссад" (впрочем, наряду с другими западными спецслужбами) после развала СССР был чрезвычайно озабочен тем, что в условиях хаоса на развалинах Союза ядерные технологии, материалы, оборудование, оружие из России и стран СНГ могут оказаться в руках враждебных Израилю террористических режимов. И основное внимание сосредоточил на этом направлении. Это и было, по мнению Бар-Зоара, ошибкой "Моссада". Потому что израильские разведчики, наряду с западными, просмотрели главное.

Основные секреты ядерной технологии Иран, как до того Ливия, получил из Пакистана, от "отца пакистанской атомной бомбы" Абдула Кадира Хана, создавшего целую корпорацию по продаже ядерных секретов, в чем он признался позже не только следователям, но и расплакавшись в телевизионном интервью на одном из западных каналов. Он и есть отец иранской ядерной бомбы (или будет, если ее еще нет).

Но Вячеслав Даниленко все же сыграл ключевую роль. Но не в самой бомбе, а в появлении доклада МАГАТЭ.

Доктор Даниленко, если верить тому, что пишут о нем, специалист по взрывам, создал для Ирана взрыватель R265, без которого невозможно синхронизировать цепную реакцию в ядерном заряде. А именно на этом — наличии в ядерном проекте технологий, предназначенных исключительно для военных целей,— строится доказательство того, что проект имеет военную составляющую.

Согласно публикациям, Даниленко работал в Иране с 1996 по 2002 год. Это значит, во-первых, что уже с 2002 года Иран располагает возможностями для создания собственных ядерных взрывных устройств, а во-вторых, что и в России его имя и о его участии в иранском ядерном проекте знают.

Почему я в этом уверен?

Бывший глава "Моссада", а впоследствии глава Совета по национальной безопасности Израиля Дани Ятом рассказывал мне, как он пытался убедить тогдашнее российское руководство пресечь утечку российских ядерных технологий в Иран. Неоднократно ездил в Москву, встречался с министром обороны, президентом Ельциным, Владимиром Путиным, тогда главой ФСБ.

— У нас были сведения,— говорил Ятом,— что некоторые ученые из России, других стран бывшего СССР работают в Иране, Ираке, Пакистане, целые научные и учебные институты сотрудничают с этими странами в области ядерных технологий. Мы передали списки.

Но, сокрушался Дани Ятом, ничего из этих контактов не вышло.

— Российские коллеги каждый раз просили от нас дополнительные, более точные и подробные сведения. Мы относились к этому с осторожностью. Опасались, что сведения им нужны не для того, чтобы прекратить утечки, а чтобы вычислить наши источники. Когда же увидели, что и те сведения, которые мы передали, не используются для того, чтобы прекратить работу русских на Иран, отказались от дальнейших попыток.

Атомную станцию в Бушере начинали строить немцы, а запускали россияне. Но Тегеран интересовал не только мирный атом
Фото: AP
Все это было в 1996-1999 годах. Нет сомнений, имя Вячеслава Даниленко было в списках, которые передал Дани Ятом коллегам с Лубянки. Можно поднять файлы.

Бить или не бить?

В Израиле, конечно, с большим удовлетворением воспринимают появление доклада МАГАТЭ, подтверждающего военные устремления ядерной программы Ирана. "Простите нас, что мы опять оказались правы",— пишут политические обозреватели, обращаясь к недоверчивому миру. Считается, что столь однозначный доклад МАГАТЭ сводит на нет существовавшие у кого-то иллюзии (хотя бы формальные), это — как "черная метка" для Ирана.

По логике израильтян, ядерное оружие в руках у непредсказуемого, фанатичного режима, к тому же открыто поддерживающего террор и не скрывающего своего намерения делиться имеющимся в его распоряжении оружием,— столь явная угроза миру, что он должен пойти на введение парализующих санкций против Ирана.

Речь идет о бойкоте иранских банков, воздушных и морских судов, перекрытии путей экспорта нефти. Такие меры в течение нескольких недель приведут Иран к экономическому коллапсу и даже до него немногочисленные иранские олигархи, на которых держится экономика страны, заставят политическое руководство отказаться от своих ядерных амбиций.

Но ничего этого, скорее всего, не будет. Россия уже заявила о том, что она против каких-либо санкций против Ирана в дополнение к уже существующим. Китай не столь категоричен, но и он, получая 15 процентов потребляемой нефти из Ирана, не станет отказываться от нее. Даже США, ближайший союзник Израиля, сторонник ужесточения санкций, не готовы вводить их в полном объеме. А иначе, считают в Израиле, ничего не выйдет.

Что тогда? Тогда война.

За три дня до выборов, на которых победил Нетаньяху, я брал у него интервью, спросил об Иране.

— Мы не допустим ядерного вооружения Ирана,— ответил он.— Точка. Мне к этому нечего добавить.

За неделю до публикации доклада МАГАТЭ началась буря в СМИ. Один из самых авторитетных израильских политических обозревателей Нахум Барнеа, не скрывающий своего, мягко говоря, скептического отношения к нынешнему правительству, рассказал в газете "Едиот ахронот", что, вопреки мнению руководства армии и спецслужб, глава правительства Биньямин Нетаньяху и министр обороны Эхуд Барак уже готовы отдать приказ об атаке на иранские ядерные объекты. Обычно сдержанный, обладающий репутацией главного израильского миротворца президент Израиля Шимон Перес грустно обронил в интервью, что, по всей видимости, руководство страны уже сделало выводы из разведданных, и признался, что, к сожалению, сейчас военный вариант решения проблемы выглядит более реалистично, чем дипломатический.

Своим долгом высказаться по этой проблеме сочли некоторые министры (пока им в приказном порядке не велели помалкивать), видные политики и журналисты. Говорят о десятках тысяч жертв при ответных атаках со стороны иранских сателлитов — "Хезболлы" из Ливана (ее лидер шейх Насралла пообещал первым же залпом по израильской территории послать 10 тысяч ракет), Сирии, где власть Башара Асада висит на волоске и где война может стать единственным средством прекращения протестных демонстраций.

"Какие сотни тысяч жертв? — возмутился Барак в интервью.— Не сотни тысяч, не тысячи, и даже не сотни". Значит — десятки? Ахмадинежад предупредил: достаточно четырех наших баллистических ракет, чтобы уничтожить весь Израиль.

Комментаторы предупреждают: миссия невыполнима — ядерные объекты упрятаны глубоко под землей; атака бессмысленна — даже если удастся разбомбить, знания ядерных технологий у иранцев останутся — смогут все наладить заново, раньше надо было, а теперь чего уж? Объясняют: это вам не одиночный реактор в Сирии, который восемью самолетами удалось уничтожить за несколько минут в 2007-м, не реактор в Ираке, стертый в 1981-м. Есть разница! Есть.

Командир эскадрильи израильских ВВС, разбомбившей в 1981 году ядерный реактор в Ираке, полковник запаса Зеэв Раз рассказывал мне, как на завершающем этапе операции пришел приказ о ее отмене.

— Мы решили, что политики просто сдрейфили,— говорил Раз.— Но причина была в другом.

Оказывается, тогдашний глава оппозиции Шимон Перес позвонил премьер-министру Менахему Бегину и попросил перенести операцию на другую дату. Она была назначена на 14 июля — День взятия Бастилии. Реактор в Ираке строили французские специалисты. И Перес решил, что бомбардировку в день национального праздника Франции французы сочтут демонстративным издевательством над ними. У Переса были особо теплые отношения с французскими политиками, военными и учеными еще с тех пор, как он склонил их к созданию израильского ядерного реактора в 60-х.

Но Бегина взволновало то, что Перес, которому не положено было знать о планируемой операции, узнал о ней — значит, секретность нарушена. И премьер отменил атаку. Лишь через некоторое время изменил свое решение. Но и дату.

Так тогда относились к секретам. А сейчас?

Ответ на этот вопрос, пусть и косвенный, поступил на прошлой неделе: главный военный цензор полковник Вакнин-Галь, отвечая на вопросы журналистов по поводу поднявшегося шума и вероятности эскалации "иранского вопроса", заявила:

— За последнее время никаких секретов опубликовано не было.

И это при том, что вакханалия в СМИ и публичные заявления официальных персон разного уровня по поводу неминуемой и скорой "развязки" длятся уже две недели.

Как говорится, делайте выводы...

    
    
    © 1991–2011 ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом». All rights reserved.

Ежи Гофман, польский кинорежиссер. Летописец

Журнал "Огонёк", №45 (5204), 14.11.2011
    
Ежи Гофман, польский кинорежиссер
Летописец
    
В ожидании чуда

Классик польского кино Ежи Гофман представил зрителям свой новый фильм "1920. Варшавская битва". Это самый масштабный фильм Польши 2011 года: исполненный в формате 3D, он рассказывает о главной польской военной победе ХХ века — разгроме Красной Армии под Варшавой, который в польской истории именуется "чудом над Вислой". Премьерные показы уже прошли в Варшаве, Лондоне и Киеве. Увидит ли этот фильм Москва — большой вопрос: укреплению российско-польской дружбы он явно не способствует. Правда, главный герой картины, элегантный польский офицер, в перерывах между кровавыми сражениями вспоминает Лермонтова и поэтов Серебряного века, имеется и один русский персонаж, вызывающий симпатии, симпатизирующий полякам казак в исполнении Александра Домогарова. Зато все остальные русские в 3D Ежи Гофмана — это сброд голодных и жестоких насильников, убийц и маньяков, охваченных жаждой коммунистического порабощения Европы. На фоне аккуратных шеренг польских военных Красная Армия показана как монголо-большевисткая орда, бойцы которой беспрерывно пьют, жрут и повсюду гадят. Самое занятное, что выпускник ВГИКа Ежи Гофман — не вульгарный русофоб. Он лишь старательно воспроизвел в новом формате устойчивые штампы польского сознания. И здесь никакого чуда не произошло.

Павел Шеремет

    
    
    © 1991–2011 ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом». All rights reserved.

Юрий Шевчук, музыкант Бунтарь

Юрий Шевчук, музыкант
Бунтарь
    


Юрьев бунт

Юрий Шевчук на прошлой неделе в столичном спорткомплексе "Олимпийский" представил новый альбом ДДТ, который называется "Иначе". Накануне концерта Шевчук обещал: "Постараемся не облажаться",— и свое слово сдержал. Программу "Иначе" объединяет единый лирический герой — некий молодой человек, которого Шевчук называет "Гамлетом XXI", обретающий внутреннюю свободу. И программная песня альбома так и называется — "Песня о свободе". Есть уже и клип на эту композицию. Его сделали по просьбе музыканта в Белоруссии на кадрах летних акций протеста. Эти акции были необычны, их даже назвали "молчаливой революцией": по всей стране в условный час на улицы выходили люди, молча протестуя против президента Лукашенко. В интервью радиостанции "КоммерсантЪ-FM" музыкант призвал к революции духа. "Для меня революция не страшное слово. Так же как и бунт. Без бунта не было бы ничего",— заявил Шевчук.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1810035

Древний Марс радикально отличался от современного

Компьютерная реконструкция Марса, каким он выглядел более 3,5 млрд. лет назад. Температура на Марсе тогда могла  быть комфортной даже по земным меркам. Часть планеты покрывали водоемы глубиной до 1,5 км.Температура на Марсе: сейчас в среднем -50 °С, а вот миллиарды лет назад были комфортные +18 °С (результаты анализа метеорита с Марса)…

Древний Марс радикально отличался от современного: температура на Марсе была существенно выше, на поверхности было много воды, атмосфера была более плотной… Но точных цифр до сих пор не было. И вот теперь ученым стали доступны климатические данные, “снятые” с объекта, который прилетел на Землю с Марса 13 тыс. лет назад… ( >>> 1F )

1Fact - только отборные факты и научные открытия one-fact.ru


Военные силы Ирана и Израиля

Журнал "Огонёк", №45 (5204), 14.11.2011
Военные силы Ирана и Израиля
Расклад
В сравнении с Ираном Израиль обладает меньшей, однако гораздо лучше оснащенной армией.
Вооруженные силы Ирана состоят из двух независимых структур — Армии Исламской Республики и Корпуса стражей исламской революции. Общая их численность достигает 523 тысяч человек. 450 тысяч служат в сухопутных войсках, 43 — в ВМС, 30 — в ВВС и ПВО. Еще 350 тысяч числятся в запасе и 40-60 тысяч человек являются сотрудниками полувоенных ведомств. Кроме того, Корпусу стражей подчиняются нерегулярные "силы сопротивления" "Басидж", в которых официально состоят 12,6 млн иранцев, в том числе женщины и дети.
На вооружении сухопутных сил страны стоит около 1700 танков (самыми современными являются 420 российских T-72 и около 100 "Зольфагар" собственной разработки), 610 БМП, 640 БТР, 8200 единиц артиллерии и около 200 вертолетов (Cobra, Chinook, Ми-17, Ми-8). Главная сила иранских ВМС — три российские подлодки проекта 877ЭКМ "Палтус" постройки начала 1990-х годов. Также у Ирана есть семь подлодок класса Ghadir и три мини-подлодки класса Al Sabehat собственного производства. Побережье Ирана защищают четыре фрегата типа Alvand, три корвета типа Bayandor, небольшой флот катеров и минных тральщиков, а также береговые ракетные батареи, оснащенные пусковыми установками ракет HY-2 Silkworm и YJ-2. У Ирана и Израиля нет общей морской границы, однако в сентябре 2011 года Тегеран послал в Красное море одну подлодку и фрегат для "оперативного сбора информации". ВВС насчитывают около 300 самолетов, в том числе 130 истребителей (американские F-1, F-5, F-7, F-14 и российские МиГ-29) и 170 штурмовиков (Су-25, Су-24, F-4). Стоит отметить, что примерно 60 процентов воздушного парка Ирана нуждается в капитальном ремонте. Иранская противовоздушная оборона представлена десятью ЗРК С-200, 45 С-75, 29 "Тор-М1" и некоторыми другими. И, наконец, Иран располагает 12-18 баллистическими ракетами Shahab максимальной дальностью 1,5 тысячи километров.
В Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) служат 176,5 тысячи человек, из них 133 тысячи — в сухопутных войсках, 9,5 — на флоте, 34 — в ВВС. Полувоенные организации насчитывают 8 тысяч человек. В случае войны Израиль может призвать в армию около 560 тысяч резервистов.
Костяк бронетанковых сил ЦАХАЛа, насчитывающих 3500 машин, составляют танки собственного производства Merkava (модификации Mk1 — MkIV) общим количеством в 1500 машин, по характеристикам превосходящих устаревшую технику Ирана. Также ЦАХАЛ обладает 100 танками Magach-7, 700 устаревшими американскими M-60 различных модификаций и 560 M-482679656E3B, 200 британскими Centurion. На вооружении израильской армии стоят 10,5 тысячи БТР и 5,5 тысячи артиллерийских орудий (620 самоходных, 450 буксируемых, 220 систем залпового огня и 4100 минометов). В составе флота три подлодки Dolphin, сходные по ТТХ с проектом 877ЭКМ, три корвета типа Eilat, и около 60 катеров. ВВС Израиля считаются самыми сильными в регионе. Они насчитывают 460 единиц авиатехники, в том числе 170 истребителей (американские F-15 и F-16) и 270 штурмовиков (американские A-4, F-4, F-16D, F-16I, израильские "Кфир"); а также 80 боевых вертолетов (Cobra, Apache). В составе войск ПВО насчитывается три батареи ЗРК Arrow, 6 батарей комплекса Patriot и 17 батарей Improved Hawk. Кроме того, эксперты считают, что у Тель-Авива может быть до 200 ядерных боеголовок, установленных на ракеты Jericho с дальностью до 6,5 тысячи километров. Сам Израиль наличие у него оружия массового поражения не подтверждает, но и не отрицает.
Александр Лексаков
© 1991–2011 ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом». All rights reserved.