clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Categories:

Минские супруги получили по девять арестов за личное общение, уехали в Польшу

Семья по переписке. Минские супруги получили по девять арестов за личное общение, уехали в Польшу и рассказали об этом Би-би-си
Алина Исаченко
Русская служба Би-би-си, Лондон
26 ноября 2021, 04:04 GMT
Молодых супругов из Минска, отсидевших суммарно более двухсот суток за личную переписку, неожиданно отпустили после очередного административного приговора 5 ноября. Преподавательница Анастасия Крупенич-Кондратьева и IT-специалист Сергей Крупенич прошли через девять судов и арестов - рекордное количество для одного человека с начала протестов. После внезапного освобождения супруги покинули Беларусь.
В интервью Русской службе Би-би-си Сергей Крупенич и Анастасия Крупенич-Кондратьева рассказали об аресте за личную переписку в телефоне, жизни в одной камере с бездомными, а также о том, почему силовики заставили их пройти через такое количество судов и арестов.
"Готовилась сидеть до Нового года"
"В тюрьме у меня постоянно были эмоциональные качели. Сегодня все более-менее нормально, а завтра начинаются панические атаки, паранойя, что тебя никогда не выпустят, что ты останешься здесь навсегда", - вспоминает свое нахождение в изоляторе на Окрестина Анастасия Крупенич-Кондратьева.
27-летнюю Анастасию и ее 26-летнего супруга Сергея Кондратьева впервые задержали 15 июля 2021 года - почти спустя год после протестов, в которых они принимали участие, "но не попались". Незадолго до этого Анастасия предупредила Сергея в сообщении, что звонили из [главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией] ГУБОПИК и просили прийти. Он был на работе и не успел ответить на несколько звонков.
"Когда я вышел с работы, Настя уже была задержана, - вспоминает Крупенич. - Позже мне сообщили, что ей предъявлено обвинение сроком от пяти до семи лет, а я "поеду по административке". Все это сопровождалось руганью, матами, оскорблениями".
"Сотрудники ГУБОПик говорили мне: чего тебе не хватает, достали нас эти айтишники, вечно вам все не нравится, валите в свою Польшу", - добавляет Сергей.
Анастасия Крупенич-Кондратьева работала педагогом в одной из минских гимназий
По словам Анастасии Крупенич-Кондратьевой, первоначально ее обвинили в том, что она написала в чат-бот "Черной книги Беларуси". Это телеграм-канал, куда попадают личные данные сотрудников органов, и он признан властями экстремистским. Но сели супруги по совершенно другой статье - следствие заинтересовала их личная переписка. "Они поехали на осмотр нашей квартиры, забрали телефон Насти, начали смотреть наши сообщения", - вспоминает Сергей Кондратьев.
В итоге Сергей и Анастасия получили свои первые 15 суток по статье "Распространение информации, содержащей призывы к экстремистской деятельности". По версии следствия, супруги отправляли друг другу новости из запрещенных в Беларуси телеграм-каналов и тем самым нарушали закон.
"Мы отправляли репосты друг другу из разных телеграм-каналов, - вспоминает Сергей Крупенич. - Я отправил новость, что электричка в Молодечно загорелась".
"Резонансные" трупы, неблагонадежных врачей увольняют, остальными командует милиция. Что происходит с судмедэкспертизой в Беларуси
Тариф пятилетний. Главный редактор белорусской "Нашей Нивы" поговорил с Би-би-си из СИЗО о преследовании издания
"А я о том, что преподавателя уволили из университета, - подхватывает Анастасия. - Каждый раз новый протокол за новые репосты".
После проведенных на Окрестина 15 суток супругов не отпустили и объявили о новом административном деле против них. Потом ситуация повторилась, потом еще раз.
Сначала они отсидели 41 сутки подряд. 25 августа их отпустили, Анастасию - из изолятора в Барановичах в Брестской области, Сергея — из ИВС на Окрестина. Когда они возвращались домой, их встретили милиционеры и просили следующим утром явиться в РУВД - "подписать документы". Утром супруги пошли в милицию, где их ожидали новые протоколы, по которым их опять осудили на 15 суток каждого.
Среди их правонарушений: Анастасия отправила Сергею репост из телеграм-канала "Беларусь головного мозга" (тоже признан экстремистским в стране) новости о том, что в структуре МВД произошли сокращения.
Супруги отбывали срок в изоляторе на Окрестина, известного своим жестким обращение с участниками акций протеста в 2020 году
Так, Анастасия и Сергей прошли через девять судов - и каждый раз за личную переписку. Всего суд дал им 126 и 127 суток ареста для двух членов семьи.
"После третьих "суток", новые суды вошли в норму, я занималась бытом на Окрестина и готовилась сидеть до Нового года", - вспоминает Анастасия.
История супругов привлекла внимание независимых СМИ и правозащитников: вскоре Анастасию и Сергея признали политзаключенными, а об их деле начали рассказывать после каждого нового административного срока.
До этого рекордсменом по судебным разбирательствам (их было восемь) стал студент БГУИР Ян Солонович. Правда, вместо положенных 117 суток ареста за участие в протестах, он отсидел чуть больше 80-ти, тоже был неожиданно отпущен на свободу и уехал из Беларуси.
Взгляд через "кормушку"
"Наши камеры были расположены таким образом, что во время проверки мы могли смотреть друг на друга через маленькое окошко - кормушку", - вспоминает Сергей Крупенич.
"По утрам надо было произнести свое имя и отчество, - добавляет Анастасия. - Когда слышишь голоса друг друга, становится легче - это значит, что все в порядке".
Анастасию и Сергея посадили в "политические" или "контрольные" камеры - именно так, по словам супругов, их сейчас называют.
"В двухместной камере максимально находилось по 15 человек и стабильно подкидывали пару бомжих со вшами, - вспоминает Анастасия Крупенич-Кондратьева. - Поднимали за ночь дважды: назвать фамилию, имя и отчество. Спали без матрасов, на полу, с включенным светом. Нам не передавали ни передач, ни книг, не было ничего. В душ не водили, на прогулку водили два раза летом, когда было 36 градусов".
Первым делом мы обнялись
Пятого ноября у супругов прошел очередной суд. Приговор - 15 суток, и снова - за личную переписку (каждый раз речь шла о сообщениях, отправленных друг другу еще до первого задержания).
"После суда я, как обычно, зашел к себе в камеру, - вспоминает Сергей Крупенич. - Минут через 40 в дверь постучались и сказали: "С вещами на выход". Я вышел, увидел Настю, нам отдали личные вещи и выставили за забор".
"Первым делом мы обнялись, дошли до ближайшего кафе, попросили вызвать такси, - продолжает Сергей. - Внешний вид был у нас так себе: заросшие, волосатые, одежда сами понимаете, какая".
В Польше Анастасия и Сергей планируют помогать белорусам, оказавшимся в тяжелой ситуации
"Люди ходят, жизнь идет, а ты просто выпал из этого всего на три с половиной месяца", - вспоминает первые минуты на свободе Анастасия.
Супруги считают, что многочисленными судами власти оказывали на них моральное давление - хотели отомстить за "Черную Книгу", где Анастасия, по ее словам, оставила всего один комментарий. А досрочное освобождение объясняют поднятой шумихой вокруг их истории.
"Нас взяли на такой крючок: пятнашка висит, в любой момент могли вызвать и попросить досидеть", - говорит Сергей.
Отъезд "к друзьям"
Спустя трое суток после освобождения Анастасия и Сергей с помощью фонда Bysol (который оказывает поддержку репрессированным за участие в протестах) бежали из Беларуси: вначале на Украину через сухопутную границу ("Сказали, что едем к друзьям, и нас без вопросов пропустили"), а оттуда в Польшу.
"Мы хотели европейскую свободную Беларусь, но на данный момент этого, к сожалению, нет, ситуация все хуже с каждым днем", - говорит Сергей.
Супруги говорят, что пока в ближайших планах легализоваться, учить польский язык, а также помогать белорусской диаспоре за рубежом.
"Мы будем поддерживать людей, которые оказались в похожей ситуации, как мы. Когда мы сюда приехали, нам тоже помогли и мы обязаны помогать другим", - говорит Анастасия Крупенич-Кондратьева.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author