clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Categories:

Первый удар СССР - Марк Солонин

С момента выхода в свет книги В.Суворова "Ледокол" вопросы военного планирования в СССР 39-41 годов стали (и по сей день остаются) одной из самых острых тем общественной дискуссии. Непреклонные и непримиримые "суворовцы" и "антирезунисты", кажется, уже не менее тысячи раз схлестнулись в жарком споре о надгусеничных полках танка БТ и производственных индексах Харьковского танкового завода. Меж тем идет, медленно, неровно, но идет процесс рассекречивания и введения в научный оборот все новых и новых документов. Формируется основа для серьезной содержательной дискуссии. Некоторые из этих новых документов мы постараемся рассмотреть в данной статье. Но прежде, чем перейти к рассмотрению содержания конкретных документов стратегического планирования, нам придется потратить несколько слов на обсуждение, казалось бы, очевидных и бесспорных истин.
http://www.solonin.org/article_pervyiy-udar?fbclid=IwAR2TbBn7vrzwLxK4EjvGiRzPfbkoDFztTIgyGAw36c6793asxJ9CoxyrxD4


       План по планам

      Армия живет по приказу. Генеральные штабы, действительно, разрабатывают "всякие разные планы на все случаи жизни", но ни один план не разрабатывается там без прямой и точной директивы со стороны военно-политического руководства страны. Печально, что столь заурядные вещи приходится доказывать, но ведь и по сей день находятся (и в изобильном количестве!) "профессора", которые упрямо продолжают называть огромный комплекс документов, разработанных на рубеже 30-40 г.г. в НКО и ГШ Красной Армии, "запиской Жукова", каковая "записка" есть документ заведомо несерьезный, сочиненный в порядке личной инициативы, в свободное от необременительной службы время.
      Приходится напоминать о том, что не только общая политическая обстановка в сталинском СССР, но и совершенно конкретные директивы высшего руководства страны исключали возможность какой-либо "самодеятельности" в деле разработки стратегических планов использования Вооруженных сил. Так, в сентябре (точная дата на документе отсутствует) 1938 г. решением Комитета обороны при СНК СССР был утвержден "порядок разработки в Генеральном штабе РККА совершенно секретных особой важности вопросов" и перечень основных документов:
    "Оперативный план состоит из следующих документов
а) Директива правительства об основах стратегического развертывания РККА
б) Утвержденная наркомом обороны записка
(подчеркнуто мной - М.С.) начальника Генштаба об общем стратегическом развертывании РККА и задачах фронтов, флотов и авиации с приложением карт и сводной таблицы распределения войсковых соединений по фронтам и армиям…"
     В постановлении КО подчеркивалось, что "оперативный план РККА в целом могут знать только нарком обороны, его первый заместитель, начальник Генштаба, первый заместитель НГШ и начальник первого отдела (позднее эта структура стала называться оперативным управлением - М.С.) Генштаба". Это важное уточнение - особенно для тех, кто продолжает недоуменно спрашивать: "Если план вторжения в Европу был, то почему же о нем не рассказали немцам пленные командиры Красной Армии?" Что же могли рассказать попавшие в плен (и в ряде случаев охотно сотрудничавшие с врагом) командиры полков и дивизий, если оперативный план в его полном объеме не знали даже заместители наркома в маршальском звании и командующие округов в званиях генерал-полковника или генерала армии?

4 октября 1940 г. начальником Оперативного управления ГШ генерал-лейтенантом Ватутиным был составлен очередной "План разработки оперативных планов на 1940-41 годы". Название не вполне литературное, зато содержание было предельно четким. Все расписано по дням: к 20 ноября разработать общие директивы, 23 ноября вызвать в ГШ и ознакомить с планом, "в части их касающейся", начальников штабов военных округов, к 3 декабря утвердить в наркомате обороны решения командующих войсками округов, к 15 февраля разработать оперативный план "по основному варианту действий" и план прикрытия мобилизации и развертывания… Завершается документ интересной фразой: "Введение оперативного плана в действие с 1.5.41 г."
   Суровость российских законов смягчается их неисполнением, а жесткие требования советского планирования сталинской эпохи смягчались непрерывной корректировкой планов. Вот и товарищ Ватутин 1 февраля 1941 г. составляет новый (и еще более детализированный) "План разработки оперативных планов", в котором все даты смещены на 3-4 месяца; в частности, решения командующих округов планируется теперь утвердить к 25 марта 1941 г. Пунктом 18-м стоит требование "обеспечить войска топографическими картами по "южному варианту" - к 1.5.41, по "северному варианту" - к 1.7.41 г."  О конкретном содержании терминов "южный вариант", "северный вариант" будет сказано позднее. Сейчас же обратимся к наиболее раннему (из обнаруженных мною) документов.
   "Для обеспечения внезапности вторжения…"
   1 декабря 1936 г. начальник Генштаба РККА маршал Егоров подписал (а нарком обороны маршал Ворошилов 16 декабря своей подписью утвердил) документ под названием "Исходные положения оперативной части плана войны на Западе на 1937-38 г.г." Главным противником СССР разработчики документа называют Германию: "Без участия Германии и без ее прямой поддержки выступление против нас других граничащих с нами государств является мало вероятным. В агрессивный антисоветский блок мы включаем Германию, Польшу, Венгрию, Финляндию". Позиция Эстонии, Латвии, Румынии и Болгарии "может определиться исходом первых наших сражений с армиями блока…" Англия и Франция не были упомянуты вовсе.
   Да, с учетом нашего сегодняшнего послезнания такой вывод представляется самоочевидным, единственно-возможным. Но в декабре 36-го могли быть и другие мнения. Достаточно вспомнить, что 14 декабря 1936 г. посол (полпред) СССР в Германии тов. Суриц встречался с Германом Герингом, 29 января 1937 г. торгпред (а фактически - личный посланник Сталина в Берлине) тов. Канделаки беседовал с министром финансов "рейха" Шахтом, а 16 марта 1937 г. Канделаки был приглашен к Герберту Герингу (двоюродный брат Германа Геринга и ближайший сотрудник Шахта). В ходе этих тайных встреч обсуждалась возможность (фактически реализованная значительно позднее, в августе 1939 г.) "крутого поворота" во взаимоотношениях нацистского и большевистского режимов. Тем более примечательной становится в этом контексте вполне однозначная антигерманская направленность "Исходных положений" декабря 1936 г.
  Впрочем, практическая часть плана касалась боевых действий не столько против немецкой армии (на тот момент у Советского Союза ни в одной точке не было общей границы с Германией), сколько против Польши. Действовать же предполагалось крайне решительно:
  "Нанести поражение выступившим против СССР государствам, проведя стремительную наступательную операцию с целью разгрома их вооруженных сил по частям, для чего:
а) основные усилия направить против германо-польских вооруженных сил с целью решительного их разгрома, имея в виду нанести полякам уничтожающее поражение в первом пограничном сражении до поддержки их со стороны немцев с тем, чтобы после этого всеми силами обрушиться на последних.
Ближайшая задача РККА - захватить Виленский коридор* с г. Вильно, а южнее выйти главными силами фронтов: Западного - в район Белосток, Брест, Пружаны, Волковыск; Юго-Западного - в район Рава-Русская, Львов, Стрый
* Полоса территории современной Литвы и Беларуси с городами Гродно, Лида, Вильнюс, Молодечно, Поставы
б) уничтожить финские силы, развертываемые на Карельском участке Северо-Западного фронта, и их флот в Финском заливе, имея ближайшей задачей захватить Кексгольм (ныне Приозерск - М.С.) и Выборг
в) против Эстонии, Латвии (общей границы с Литвой на тот момент у СССР не было - М.С.) и Румынии обеспечить прочную оборону
г) с началом войны немедленно открыть самостоятельные операции всеми силами авиации с задачей уничтожить авиацию противника на аэродромах оперативного сосредоточения, сорвать железнодорожное сосредоточение сухопутных сил (подчеркнуто мной - М.С.), парализовать управление в столичных центрах и работу основных промышленных предприятий оборонного значения, не допустить высадку немецких десантов в портах Прибалтики и появление их флота в Финском заливе.
д) одновременно с открытием боевых действий воздушных сил начать операцию вторжения на основных направлениях: Поставы-Вильно, Молодечно-Лида, Барановичи-Слоним (для Западного фронта), Ровно-Луцк, Тарнополь-Красне (для Юго-Западного фронта) с задачей уничтожить части прикрытия и сорвать мобилизацию в приграничной полосе, сорвать сосредоточение основных сил противника (подчеркнуто мной - М.С.) на заблаговременно подготовленных позициях прикрытия, захватить и закрепить за собой межозерные дефиле и речные рубежи с целью обеспечения исходного положения для наступления своих главных сил.
    Для обеспечения внезапности вторжения подготовить скрытую мобилизацию (БУСы) частей и соединений, предназначенных для этих операций…"
    Внимательно чтение этого документа снимает малейшие сомнения по поводу реального содержания фразы "нанести поражение выступившим против СССР государствам". Этот "фиговый листок" показного миролюбия появляется в тексте лишь в результате самоцензуры, многолетней, вошедшей в кровь, привычки к лицемерному "новоязу". Авторы документа (и их главный Хозяин) вовсе не собираются дожидаться "выступления" вражеской армии. Ничем иным, кроме внезапного первого удара, нельзя выполнить твердо и многократно поставленную задачу "сорвать мобилизацию и сосредоточение войск противника на позициях прикрытия". Под "выступлением против СССР" здесь (и далее всегда) понимался сам факт безнаказанного существования "той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению" (знаменитая ленинская формулировка 58-й статьи УК РСФСР).
    На прочном фундаменте
   "Исходные положения" декабря 1936 г. фактически содержат в себе все основные черты последующих вариантов "плана войны на Западе". Да, в дальнейшем будет многократно меняться топонимика театра предполагаемых военных действий, состав сил сторон, глубина наступления, соотношение численности "частей вторжения" и "главных сил", но основное содержание оперативного плана Красной Армии было уже сформировано:
- разгром вооруженных сил противника в ходе "стремительной наступательной операции" как основа стратегического замысла
- внезапный опережающий удар авиации и части наземных войск ("силы вторжения") с задачей сорвать мобилизацию и сосредоточение войск противника
- окончательный разгром противника после выхода главных сил Красной Армии на захваченные "силами вторжения" передовые рубежи
- проведенная в мирное время скрытая мобилизация (в форме и под предлогом проведения "Больших учебных сборов") частей и соединений, предназначенных для нанесения опережающего удара
   Материальная основа для столь решительных планов была вполне весомой, грубой, зримой. Уже в декабре 1936 г. для войны на Западе предполагалось развернуть 116 стрелковых дивизий, 23 кавдивизии и 26 танковых бригад. С воздуха эту армаду должны были поддержать 5368 боевых самолетов в составе ВВС фронтов и еще 2309 самолетов авиации РГК. Нужно ли напоминать, что на тот момент такая численность танковых и авиационных частей в разы превышала возможности вооруженных сил всех вероятных противников СССР вместе взятых?
   И лишь в одном отношении план декабря 1936 года был весьма и весьма сдержанным: в тексте документа ни разу не появляются ни Варшава, ни Берлин, ни Хельсинки, ни Бухарест… Создается впечатление, что на тот момент видимая мощь Красной Армии превосходила политическую устойчивость режима, и Сталин не имел еще явного намерения увеличивать число "братских советских республик", не упрочив бесповоротно свою власть на уже "завоеванной большевиками" (термин В.И. Ленина) территории. 
   Осторожный оптимизм
   Вслед за 1936 пришел памятный для страны и народа 37-й год. Для маршала Егорова этот год стал роковым - в мае его сняли с поста начальника ГШ РККА (арест и расстрел будут значительно позднее) с формулировкой "работу Генерального штаба развалил, передоверив её матёрым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок…" Новым начальником ГШ стал еще один бывший полковник старой русской армии, командарм 1-го ранга Шапошников. Именно его рукой, черными чернилами был написан многостраничный доклад "О стратегическом развертывании Вооруженных сил СССР на Западе и на Востоке". Документ адресован наркому обороны Ворошилову, подписан исполнителем 24 марта 1938 года.
   "Складывающаяся политическая обстановка в Европе и на Дальнем Востоке как наиболее вероятных противников СССР выдвигает фашистский блок Германии и Италии, поддерживаемый Японией и Польшей. Эти государства ставят своей целью довести политические отношения с СССР до вооруженного столкновения… Сильно колеблющаяся политика Англии и Франции позволяет фашистскому блоку в Европе найти договоренность, в случае войны его с Советским Союзом, с тем, чтобы большую часть сил направить против СССР. Эта же политика Англии и Франции определяет собой политику и характер военного положения в Финляндии, Эстонии, Латвии, Румынии, а равно в Турции и Болгарии…"
    Итак, в документе стратегического планирования появилось упоминание про две крупнейшие европейские державы: Францию и Великобританию. Пока еще их рассматривают не как врагов, а всего лишь как "сильно колеблющихся" противников нашего врага. Как потенциальных, но крайне ненадежных союзников (сговорятся, гады, в решительный момент с немцами и позволят тем сосредоточить большую часть сил на Восточном фронте). Гораздо более реалистично определена в документе и внешне-политическая ориентация Финляндии, Румынии и Турции.
    Что же касается практической части плана стратегического развертывания, то она по прежнему сосредоточена на задаче разгрома объединенных польско-германских войск. Примечательно, что какая-либо возможность военного сотрудничества СССР с Польшей, отрыва ее от виртуального союза с Германией, не рассматривается вовсе; Польша - это враг и союзник главного врага, другие варианты (в частности тот, который реализовался в действительности) даже не обсуждаются.
    Состав сил потенциальных противников безобразно завышен: в новорожденном вермахте обнаружено 96 пехотных, 5 моторизованных и 5 кавалерийских дивизий, а также какие-то загадочные "танковые батальоны" в количестве 30 штук, по 190 танков в каждом! 35-миллионная Польша на страницах доклада Шапошникова развертывает 65 пехотных и 16 кавалерийских дивизий, поднимает в воздух 1650 боевых самолетов и гонит по кочкам 1450 "танков и танкеток". Завысив численность вооруженных сил Германии и Польши в два-три раза, да еще и сложив полученные цифры, Шапошников получил объединенную коалицию войск противника, превосходящую по числу соединений силы Красной Армии (на западном ТВД предполагалось развернуть 124 стрелковые и 16 кавалерийских дивизий, 26 танковых бригад). Лишь в одном аспекте Красная Армия должна была оказаться сильнее врага: "Учитывая превосходство нашего танкового вооружения против танков и танкеток противника, мы будем иметь безусловное превосходство в этом оружии…"
   Не имея (в виртуальном, а отнюдь не в реальном мире) численного превосходства над противником, Шапошников, тем не менее, предлагает план наступления - правда, самый осторожный и сдержанный из всех, известных ныне:
"Наиболее выгодным направлением главного удара будет проведение его по обеим берегам р. Неман с задачей разгромить сосредотачивающиеся здесь германо-польские силы с выходом наших главных сил в район Вильно, Гродно, Волковыск, Новогрудок, Молодечно. Прорыв фронта противника позволит нам или развить операцию ударом по главной [группировке] противника на территории Литвы или же нанести удар по Барановической группировке… Изложенный 1-й вариант по срокам сосредоточения позволяет нам сравняться в сборе основной массы войск с нашими вероятными противниками, и бои начнутся у самой границы".
   В качестве "2-го варианта" рассматривалась ситуация, при которой противник будет сосредотачивать свои главные силы к югу от болот Полесья (т.е. на территории Волынского и Тарнопольского воеводств Польши). В этом случае предполагалось, что для полного сосредоточения противнику потребуется до 28-30 дней, и командованию Красной Армии этот факт удастся установить ("наша разведка производимых противником перевозок по сосредоточению позволит определить, где будут развертываться их главные силы, а поэтому, начиная с 10 дня мобилизации, мы можем также изменить вариант нашего развертывания…"). После чего планировалось стремительно перебросить войска из Белоруссии на Украину и начать наступление там:
    "Основной задачей по 2-му варианту будет нанесение решительного поражения германо-польским силам. Поэтому наши главные силы должны быть развернуты на фронте Новоград-Волынский, Проскуров для удара на фронт Луцк, Львов, имея в виду главными силами выйти в район Ковель, Львов, Броды, Дубно с дальнейшим наступлением на Люблин…"
    Новые горизонты
   Планы разгрома "объединенных польско-германских войск" так и остались на бумаге. В реальной истории у Сталина все сложилось несравненно лучше. Без единого выстрела (или с минимальным числом выстрелов и потерь) все эти Ковель, Львов, Броды, Дубно, равно как и Гродно, Лида, Волковыск, Барановичи оказались в цепких объятиях "родины трудящихся всего мира". Август 1939 года - это, без сомнения, звездный час политической биографии Сталина. Практически даром, всего лишь в обмен на обещание не мешать ("пакт о ненападении") Гитлер вынужден был подарить Сталину изрядный кусок территории восточной Европы, от Балтики до Дуная. Затем, в обмен на сырую нефть, необогащенную руду и очесы льна - передать кремлевскому вымогателю новейшие образцы вооружения, боевой техники, уникальное промышленное оборудование, приборы и технологии.
   В сложившейся осенью 1939 г. реальности, когда угроза со стороны "германо-польского блока" была снята или, по меньшей мере, радикально уменьшена, перед Сталиным открылись новые горизонты. Во всех смыслах этого слова.
  Советское военное планирование периода с сентября 39-го по июль 40-го по сей день укрыто покровом государственной тайны и представляет собой наименее изученный фрагмент предвоенной истории. Да, общая политическая установка хорошо известна. Сначала ее озвучил (31 октября 1939 г. с трибуны Верховного Совета СССР) товарищ Молотов: "За последние несколько месяцев такие понятия, как "агрессия, "агрессор" получили новое конкретное содержание, приобрели новый смысл… Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция стоят за продолжение войны и против заключения мира".
   Затем (30 ноября 1939 г.) сам Хозяин в присущей ему краткой и жесткой манере отчеканил: "не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну… правящие круги Англии и Франции грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Советского союза добиться скорейшего окончания войны. Таковы факты".
    И что же перед лицом таких фактов должен был делать могучий, но неизменно миролюбивый Советский Союз? Неужели молча смириться с тем, как хищные акулы англо-французского империализма грубо отклоняют его мирные предложения? Не настала ли пора призвать их к ответу, принудить к миру?
    По здравой логике документы, отражающие процесс подготовки Советского Союза к войне против будущих союзников по антигитлеровской коалиции, должны были быть уничтожены. До последнего листочка. Сразу же после того, как 22 июня 1941 г. понятия "агрессор и агрессия" в очередной раз получили новое содержание. В ситуации, когда великому Сталину предстояло просить Черчилля прислать на советско-германский фронт 25-30 английских дивизий, такие документы превращались в опаснейший "вещдок". И тем не менее - кое что сохранилось. И не в единственном числе!
    В июле 2010 г. были рассекречены директивы по оперативным вопросам Закавказского военного округа 1940 года (ЦАМО, ф. 16, оп. 2951, д. 223). Среди других документов обнаружилась и докладная записка на имя начальника ГШ РККА  Шапошникова, подписанная 13 января 1940 г. командующим округа командармом 2-го ранга Тюленевым и ЧВС округа дивизионным комиссаром Дорониным. Докладывают они следующее:
  "На основе разведданных 5-го управления РККА и международной ситуации видно, что англичане и французы подготавливают войну на Ближнем Востоке против СССР. По этим же данным Турция и Иран производят мобилизацию, формируют новые части, сосредотачивают и перегруппировывают войска к нашим границам. На основе всех разведданных можно предположить, что Турция и Иран, провоцированные (так в тексте - М.С.) англичанами и французами, готовятся начать войну весной 1940 г."
   Не прошло и месяца, как 7 февраля 1940 г. Тюленев отправляет в Москву (в двух экземплярах, на имя Сталина и наркома обороны Ворошилова) доклад "О положении на Ближнем Востоке и боеготовности войск Закавказского ВО". Судя по докладу, положение хреновое: "Англо-французскому блоку на сегодняшний день удалось добиться больших усилий в мобилизации сил на Ближнем Востоке для очередной вооруженной провокации против СССР. Очередную провокационную войну (подчеркнуто мной - М.С.), подготавливаемую англо-французским блоком  против СССР, можно ожидать со стороны Ближнего Востока весной 1940 года. На сегодняшний день обстановка рисуется в следующем виде…" Далее обстановка рисуется такими широкими мазками, что в мареве миражей появляются 44 (сорок четыре!) турецких, иранских и "англо-индийские" дивизии, "а также 1500-2000 самолетов".
   Тут стоит заметить, что объединенное командование союзников (Англии и Франции), действительно рассматривавшее зимой-весной 40-го года планы нанесения бомбового удара по нефтепромыслам Баку,* рассчитывало привлечь к этой операции 6-8 эскадрилий, т.е. не более сотни самолетов. Впрочем, в очередном случае беспардонного завышения сил противника (товарищ Тюленев, уже в должности командующего Южного фронта, "прославится" этим еще раз летом 41-го) ничего особо примечательного нет. Гораздо интереснее другое: дважды повторенная фраза про какую-то "провокационную войну". Причем "очередную" (т.е. как минимум одна "провокационная война" уже состоялась).
* На территории "рейха" вместе с оккупированными странами на тот момент добывалось немногим более 1 млн. тонн нефти. В СССР (главным образом на нефтепромыслах Баку и Грозного) - 30 млн. тонн. В ситуации весны 1940 года, когда Румыния оставалась в орбите политики англо-французского блока, и Королевский флот Великобритании в целом справлялся с задачей морской блокады Германии, союзники не без основания рассчитывали на то, что ударом по Баку они ликвидируют последний источник обеспечения вермахта и люфтваффе горючим.
    В современном русском языке и слов-то таких нет, но в январе 1940 г. в особом, "внутреннем языке", на котором общались друг с другом соратники Сталина, смысл выражения "провокационная война, развязанная англо-французским блоком" сомнений не вызывал. Это - финская война. Да, та самая, которая начиналась под гром оркестров, под рев газетной толпы и публичные истерики придворных "поэтов". Та самая, в которой доблестная Красная Армия должна была помочь "народному правительству демократической Финляндии" (возглавил его безвылазно живущий в Москве член ЦК ВКП(б) тов. Куусинен) триумфальным маршем войти в Хельсинки. Войти не вышло. И когда счет убитых, раненых и обмороженных "освободителей" пошел на десятки, а затем и сотни тысяч - тихим голосом запели другие песни.
    Оказывается, все это - одна большая провокация. "Варварская плутократическая шайка Маннергейма, Рюти, Таннера, подкупленная иностранными империалистами, преступно спровоцировала войну" (цитата из обращения главы "народного правительства" тов. Куусинена от 23 февраля 1940 г.). И вот после того, как Финляндия коварно отказалась принимать условия советского диктата, неизменно-миролюбивый тов. Сталин просто вынужден был "поддаться на провокацию…"
    Судя по ставшим доступными документам, и на Ближнем Востоке предполагалось "уступить соблазну" и "поддаться на провокации". Причем с гораздо большим, нежели на заснеженном севере Европы, размахом:
"В целях освоения ближневосточного театра военных действий немедленно приступить к изучению географических, климатических и метеорологических условий театра. Особое внимание обратить на изучение следующих объектов:
а) порты Стамбул, Измир (Смирна), Синоп, Самсун, Трапезунд, Галлиополи
б) проливы Босфор и Дарданеллы
в) города Анкара и Кырыкале (35 км восточнее Анкары)
Проработать с летчиками и штурманами возможные варианты маршрутов, указанные в приложении. Подготовить карты и иметь готовые навигационные и эксплуатационные расчеты с различными вариантами бомбовой нагрузки… Обеспечить строжайшее сохранение военной тайны по данному вопросу… Начальник ВВС Красной Армии, командарм 2-го ранга Смушкевич".
    11 мая 1940 г. дивизионный комиссар Шабалин подает докладную записку начальнику Главного Политуправления Красной Армии Мехлису, в которой с большой тревогой напоминает о "необходимости тщательно просмотреть организацию частей и соединений Красной Армии под углом зрения готовности их вести войну на Ближневосточном театре".
    К войне против Англии и ее союзников готовились не только командармы, но и советские флотоводцы. Так, в "Записке командующего ВВС Черноморского флота по плану операций ВВС ЧФ" (документ составлен не ранее 27 марта 1940 г.) читаем: "Вероятный противник: Англия Франция, Румыния, Турция. Задачи ВВС: нанести удары по кораблям в водах Мраморного моря, проливе Босфор, постановка минных заграждений в Босфоре…"
    Доклад командующего ВВС ЧФ Главному морскому штабу о плане развития авиации Черноморского флота на 1940-1941 г.г. предполагал следующее развитие событий:
    "Задачи авиации по театрам военных действий:
1. Черное море. Нанесение мощных бомбовых ударов по базам: Констанца, Измаил, Варна…
2. Эгейское море: Салоники, Смирна…
3. Средиземное море: Александрия, Хайфа, Суэцкий канал, о. Мальта, Бриндизи… 
    Систематическими ударами по Суэцкому каналу лишить Англию и Средиземноморские государства возможности нормальной  эксплуатации этой коммуникации…"
    В эти же месяцы весны 1940 г. Главное управление ВВС РККА подготовило документ на 19 страницах под названием: "Описание маршрутов по Индии № 1 (перевалы Барочиль, Читраль) и № 4 (перевалы Киллио, Гильчит, Сринагор). На 34 страницах в ГУ ВВС был составлен "Перечень военно-промышленных объектов" Турции, Ирана, Афганистана, Ирака, Сирии, Палестины, Египта и Индии. Почти все перечисленные страны - колонии или полуколонии Великобритании и Франции.
    Война против "поджигателей войны, империалистов Англии и Франции" казалась делом настолько решенным, что о ней уже начинали безо всякого стеснения говорить вслух:
   "31 января [1940 г.] командующий войсками Сибирского военного округа командарм 2-го ранга Калинин сделал в окружном доме Красной Армии доклад о международном положении… Калинин сделал заявление о неизбежности большой войны весной 1940 года, в которой с одной стороны будет стоять СССР в блоке с Германией, Японией и Италией против англо-французского блока. Застрельщиком этой большой войны будет Румыния, но в самом начале конфликта Румыния получит удар с трех направлений, т.е. со стороны СССР, Германии и Болгарии, после чего в войну вступят Турция, Иран, Англия, Франция и, возможно, США. Война с Румынией закончится очень быстро, но военные действия с Англией, Францией и их союзниками будут носить затяжной характер…"
    Про такой интересный доклад наркому обороны Ворошилову донес 5 марта 1940 г. заместитель начальника Особого отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР майор госбезопасности Осетров. Сам ли командарм Калинин до всего этого додумался, или он просто пересказал своим подчиненным какой-то другой доклад, услышанный им в более серьезном месте, нежели лекционный зал окружного дома Красной Армии - этого наука пока не знает. Доподлинно известно только то, что после донесения главного "особиста" ничего плохого с товарищем Калининым не случилось. 4 июня 1940 г. он получает звание генерал-лейтенанта и продолжает благополучно командовать своим округом. Остается предположить, что в марте 1940 г. публичные заявления о "неизбежности войны СССР против англо-французского блока", да еще и в союзе с гитлеровской Германией, вовсе не были оценены как злобная клевета на неизменно миролюбивую политику партии и правительства.
   Тут уместно вспомнить и про грандиозную программу строительства военно-морского флота, реализация которой началась в СССР в конце 30-х годов. В 1938 году было принято решение построить в течение 10 лет 15 (!!!) линкоров, 35 тяжелых и 20 легких крейсеров, 145 лидеров и эсминцев. Позднее эту программу несколько подсократили - за семь лет предстояло построить "всего лишь" 6 линкоров. История, как писали советские пропагандисты, "отпустила нам мало времени". Так мало, что даже простых винтовок на всех солдат не хватило, а для борьбы с танками пришлось использовать бутылки. Времени, однако же, хватило на то, чтобы начать строительство трех линкоров серии "Советский Союз ("проект 23").
    Сметная стоимость одного такого монстра была установлена в размере 1.180 млн. руб. Со всеми оговорками о том, что цена в условиях советской анти-рыночной экономики была категорией достаточно условной, отметим, что ошеломляющая цифра соответствует стоимости 3 тыс. новейших на тот момент танков Т-34 или 80 тыс. противотанковых 45-мм пушек (это к вопросу о злосчастных бутылках). Так для чего же, для войны с кем, где и против кого расходовались такие ресурсы? Неужели линкорами собирались остановить наступление немецких танков в степях Украины? Зачем огромной континентальной державе (Советскому Союзу) потребовалось 267 подводных лодок? И это при том, что к началу мировой войны на вооружении морской империи Великобритании числилось 58 подводных лодок, Германии - 57, Италии - 68, Японии - 63. Морскую блокаду какой страны должен был осуществлять гигантский советский подводный флот?
    Вопросов много. Однозначных документальных ответов (т.е. директив по стратегическому развертыванию Вооруженных сил СССР периода 1939 - первой половины 1940 г.г.) никто пока еще не нашел. И это очень странный, наводящий на разнообразные размышления, факт. Но мы оставим эти размышления на долю читателей и вернемся к рассмотрению реальных событий.
    В настоящий момент доступны, по меньшей мере, 13 основных документов, составленных в период с лета 1940 г. по май 1941 г. и непосредственно отражающих процесс разработки оперативного плана Красной Армии. Это:
-  Докладная записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) И.В.Сталину и В.М.Молотову "Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке", б/н, не позднее 15 августа 1940 г.
-  Документ с аналогичным названием, но уже с номером (№103202) и точной датой подписания (18 сентября 1940 г.)
-  Докладная записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) И.В.Сталину и В.М.Молотову  № 103313 от октября 1940 г.(этот документ обычно именуют "уточненный октябрьский план стратегического развертывания")
-  Директива наркома обороны СССР командующему Ленинградского ВО на разработку плана оперативного развертывания, б/н, от 25 ноября 1940 г.
-  Указания наркома обороны СССР по разработке плана оперативного развертывания армий Киевского ОВО, б/н, от 28 ноября 1940 г.
-  Докладная записка начальника штаба Киевского ОВО по решению Военного Совета Юго-Западного фронта по плану оперативного развертывания, б/н, не позднее декабря 1940 г.
-  Директива наркома обороны СССР на разработку плана оперативного развертывания армий Прибалтийского ОВО, б/н, не позднее января 1941 г.
-  Записка по плану действий Западного фронта, б/н, не позднее февраля 1941 г.
-  Директива наркома обороны СССР на разработку плана оперативного развертывания армий Прибалтийского ОВО, б/н, от 3 марта 1941 г.
-  Докладная записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) И.В.Сталину и В.М.Молотову "Уточненный план стратегического развертывании Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке", б/н, от 11 марта 1941 г.
-  Директива наркома обороны СССР на разработку плана оперативного развертывания войск Западного ОВО, б/н, апрель 1941 г.
-  Директива наркома обороны СССР на разработку плана оперативного развертывания войск Ленинградского ВО, б/н, от 11 апреля 1941 г.
-  Соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками, б/н, от 15 мая 1941 г.
 
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author