clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Cоглашение о сотрудничестве между Роснефтью и Exxon Mobil

Ледяное партнерство
Договоренности Exxon и «Роснефти» не настолько впечатляющи, как сорвавшаяся сделка с BP

Cоглашение о сотрудничестве между Роснефтью и Exxon Mobil

— 31.08.11 18:25 —

ТЕКСТ: "Газета.Ru"

Соглашение о стратегическом партнерстве между «Роснефтью» и американской корпорацией ExxonMobil является скорее прагматической бизнес-сделкой с возможностью безболезненного разрыва, чем большой политической победой российской власти и лично Владимира Путина.

Закономерно вошедшая в топ мировых бизнес-новостей сделка «Роснефти» и ExxonMobil на самом деле куда менее победоносна для российской компании, чем сорвавшийся альянс с BP. Та сделка предусматривала обмен акциями, что автоматически делало «Роснефть» тесным партнером одной из крупнейших нефтяных компаний мира. Та сделка давала нашей компании (читай: российской власти) реальную возможность регулировать свое участие в проектах BP по всему миру.

Exxon на обмен акциями не пошла (и тем самым существенно уменьшила политические риски от взаимодействия с «Роснефтью») и не взяла на себя никаких жестких обязательств по координации с российской стороной своих зарубежных проектов.

При этом американцы получили доступ к российской части арктического шельфа — потенциально гигантской дополнительной ресурсной базе, не поступившись степенью своей независимости от российских властей. По этой сделке Exxon рискует лишь не окупить свои инвестиции в российский арктический шельф, если ожидания относительно тамошних запасов нефти или ее качества не подтвердятся. У «Роснефти» же не было иной возможности укрепиться в роли серьезного игрока на мировом нефтяном рынке и привлечь инвестиции.

Exxon рискует не страшно
Запад настороженно воспринял сделку ExxonMobil и «Роснефти». За доступ к Арктике американской компании придется поделиться с партнером своими активами в Мексиканском заливе и Техасе и попасть в зависимость...

Сделка с BP сорвалась окончательно. Партнерство с Китаем, которому «Роснефть» должна по кредиту около $25 миллиардов, явно буксует.

Представители компании стали даже говорить о досрочном возврате этого кредита, если не удастся договориться о параметрах поставок нефти в Китай и транскитайском нефтепроводе.

Есть еще одна причина, по которой российские власти вынуждены привлекать иностранных партнеров к разработке нашей части арктического шельфа, — технологическая. Россия просто не располагает оборудованием и технологиями для ведения геологоразведочных работ в условиях арктического шельфа. Партнерство с Exxon является очевидным шагом в привлечении на российский арктический шельф критически необходимых финансовых и технологических ресурсов.

Наконец, сама форма отношений — стратегическое партнерство — не является гарантией того, что «Роснефть» получит от Exxon лакомые куски в ее американских и международных проектах.

Стратегическое партнерство без обмена акциями выглядит скорее как форма протокола о намерениях, а не жесткий бизнес-договор с конкретными сроками, размером инвестиций и взаимными обязательствами сторон. Достаточно вспомнить, что стратегическим партнером «Роснефти» в России в разработке ряда месторождений является «Газпром нефть» – та самая компания, которая вообще могла поглотить «Роснефть» (о возможности слияния этих компаний в бытность президентом публично говорил Владимир Путин). Отношения между этими двумя компаниями, несмотря на стратегическое партнерство, явно далеки от идеальных.

Любое стратегическое партнерство в нефтяном бизнесе без обмена акциями и активами — это крайне абстрактный договор. В случае с «Роснефтью» и Exxon речь идет о гигантских инвестициях, но растянутых на десятилетия — а это срок, сопоставимый с вечностью.

Особенно по российским меркам, где, при всей видимости стабильности, политическая ситуация в ближайшие годы может поменяться.

Именно поэтому считать соглашение с Exxon большой политической победой российской власти, показателем силы Путина или компании «Роснефть» было бы сильным преувеличением, хотя в имиджевом плане оно крайне удачно. Но это прежде всего прагматическое соглашение, характер которого таков, что его срыв не повлечет никаких серьезных судебных или финансовых последствий ни для одной из сторон.

    http://gazeta.ru/comments/2011/08/31_e_3751289.shtml
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author