clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Арабская весна» — угроза Израилю


Вокруг России // Восточные

Восточные «Арабская весна» — угроза Израилю

25 АВГУСТА 2011 г. ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

РИА Новости

После нескольких террористических атак против Израиля и ответных
ударов армейских подразделений до предела обострились отношения между
еврейским государством и палестинской автономией. О том, чем обернется
нынешнее обострение, «ЕЖ» спросил у Шалома Aрари, бригадного генерал
запаса, который более 30 лет прослужил в военной разведке, был
специальным советником Минобороны по палестинским делам, а ныне является
научным сотрудником Междисциплинарного центра в Герцлии.

Свидетельствует ли возобновление террористических атак об
изменении баланса сил внутри палестинского руководства? Не стали ли эти
террористические атаки результатом соглашений между ХАМАС и ФАТХ?

— Никакой связи между терактами и соглашениями ХАМАСа и ФАТХа нет,
потому что таких соглашений, в общем-то, не существует. Есть только
некий неясный документ, который никогда не был опубликован и который
известен в 20 вариантах. То, что называется соглашением, это на самом
деле неясные договоренности, призванные создать видимость начала
формирования соглашения, тогда как на самом деле ничего не происходит.
Вот что заявил Хасан Юсеф, лидер ХАМАСа на Западном берегу, вчера,
выступая по недавно российскому, кстати, телевидению: «Никакого
продвижения для достижения соглашения нет. Мы застряли на месте». Раскол
существует, ничего не изменилось ни в структуре органов безопасности,
ни в политическом составе. Разговоры о соглашениях — это пустышка,
которую собираются преподнести Совбезу ООН в сентябре, дабы изобразить
наличие договора.

А потому теракты не имеют никакого отношения к соглашениям между ФАТХ
и ХАМАС. Единственное, что важно подчеркнуть в этой связи: эти теракты
лишний раз демонстрируют специфику палестинского политического мира, где
оружие находится в руках четырех десятков игроков. Я имею в виду,
прежде всего, сектор Газа, где власти вовсе не контролируют всех, у кого
есть оружие. ХАМАС разоружил ФАТХ, своего главного политического
конкурента, и отдал оружие в руки различных маленьких группировок –
«Исламского Джихада», «Комитетов Народного Сопротивления», «Армии
Ислама» и других. Главное, чтобы они согласились присоединиться к ХАМАС.

Но когда такие группировки получают большое количество оружия,
например, «Исламский Джихад» — сотни выстрелов «Град» с дальностью
действия 22-42 км., у них вдруг появляются локальные интересы, не
совпадающие с интересами ХАМАСа, который ныне вроде бы является
«властью». И вот они начинают вытворять все, что им угодно, потому что
любые политические соображения им чужды. Действиями каждой из этих
организаций руководят Иран, Сирия, «Хезболла», а часто даже личные
мотивы того или иного полевого командира, который зачастую имеет свои
счеты с тем же ХАМАСом. Часть деятельности «Комитетов Народного
Сопротивления», например, сводится к внутренним конфронтациям с самим
ХАМАСом и строится на отношениях любви-вражды. А результате этих сложных
комбинаций интересов некто отдает приказ о теракте…

Если говорить о последних терактах, то их организаторы думали, что им
удастся совершить их максимально «анонимно», не с территории сектора
Газа, и тогда Израилю будет сложно ответить. Им пришлось убедиться, что у
Израиля неплохая разведка. Да, у нас возникли проблемы по ходу дела, но
разведданные были четкими. Мы знали о выходе этой группы и сопровождали
ее. Поэтому и смогли подтянуть заранее в район Эйлата
спецподразделения. Конечно, затем возникла масса проблем, связанных с
решениями, которые принимали конкретные командиры, но это происходит в
каждой военной операции.

В целом результат для израильтян был не блестящий, но благодаря разведданным мы сумели предотвратить куда большее несчастье.

Какое влияние на происходящее оказывает позиция стран, входящих в ближневосточный квартет, прежде всего, Соединенных Штатов?

— На мой взгляд «квартет» иногда стабилизирует ситуацию, а иногда,
напротив, ухудшает ее. Когда-то «квартет» был целиком и полностью под
влиянием американцев, но сегодня им руководит европейская сторона (в
которую я, разумеется, включаю и Россию). Думаю, что «квартет» сегодня
пытается предотвратить новый взрыв. В итоге он добился возобновления
переговоров между Израилем и палестинцами. Я вовсе не считаю, что у
«квартета» плохие намерения, но любая каша, которую варят пять или шесть
поваров... Сами понимаете, вкусной не будет. У каждого свои интересы.
Россия тянет в одну сторону, США в другую, а ООН вообще пытается
сохранять нейтралитет. В конце концов, важно, чтобы соглашения были
достигнуты непосредственно между нами и легитимной палестинской
организацией. Тот же ХАМАС – это нелигитимная организация: он находится
вне ООП, не признает ООП, не признает ранее достигнутые договоренности.
Но сейчас мы имеем «ХАМАСстан» и «ФАТХленд», каждый из которых действует
в собственных интересах, и один не признает другого.

Как может сказаться возобновление террористических атак на
возможность провозглашения Палестинского государства на сессии
Генассамблеи ООН? Связываете ли Вы возобновление атак с более
благожелательным отношением многих западных государств к идее
Палестинского государства?

Руководители палестинской автономии апеллируют к ООН от имени якобы
угнетенного и преследуемого народа, добивающегося своих прав только в
рамках международного права, а не при помощи террора. Подобные теракты
не играют на руку Абу-Мазену, так как они отвлекают внимание от усилий
ПА добиться признания.

ПА позиционирует себя как власть, способная нести ответственность, в
частности, и за сектор Газа, а подобные теракты разоблачают эту ложь. У
ПА нет никакого влияния в Газе. Более того, сам ХАМАС, который не
принимал активного участия в этом теракте, оказывается, не имеет власти
над теми, кто это совершил. Теракт повредил и самому ХАМАСу.

Последние антиизраильские выступления в Египте, как кажется,
подтверждают теорию о том, что «арабская улица» настроена куда
радикальнее, чем авторитарные правители. На ваш взгляд, не станет ли
ужесточение антиизраильских позиций государств региона своего рода
побочным продуктом «арабской весны»?

— Я с самого начала считал, что эта «весна» приведет к большей
радикализации. Я ожидал, например, что на площади Тахрир в Каире мы
должны были услышать историческую речь фельдмаршала Тантауи —
представителя военной клики, которая пока сама, видимо, не знает, куда
стремится. Однако речь на баррикадах произносил Юсуф аль-Кардауи — лидер
«Братьев-мусульман». «Братья» — это ХАМАС. «Братья» — это те, кто
подрывает стабильность в Иордании. «Братья» — это главные оппозиционеры
режиму Асада в Сирии. И вот Кардауи перед миллионом людей на Тахрире
призывает к джихаду и захвату мечети Аль-Акса на Храмовой горе в
Иерусалиме. И миллион человек отвечает ему криками одобрения.

В моих глазах «арабская весна» — это в лучшем случае «зима». Египет
погружается в анархию. В Египте забастовки, полиция бездействует,
поскольку перестала быть легитимным органом государства, фактически нет
сильной власти, на трассе Каир-Александрия на колонны службы тюрем
нападают посреди бела дня, чтобы освободить «своих» заключенных,
нападают и на колонны с товарами для экспорта на Синайском полуострове.
Синайский полуостров стал, по сути, «освобожденной исламской зоной» — и
только сейчас египетские власти ввели туда войска по согласованию с
Израилем.

Другой пример — Тунис. Во всех больших городах комендантский час,
потому что гражданские волнения продолжаются. Десятки тысяч тунисцев
пытаются попасть сейчас в Италию. Почему? Потому что после революции
стало лучше? «Братья-мусульмане» до сих пор сидели по подвалам и особо
не высовывались, а сейчас полезли из всех дыр. И еще посмотрим, что
случится в Ливии — там тоже межклановый раздрай приведет к усилению
воинствующего исламизма. Понятно, что попытки лидеров соответствовать
желаниям «улицы» закончатся ужесточением позиции арабских стран по
отношению к Израилю.

Если так, то не означает ли демократизация Ближнего Востока, что
Израиль окажется в скором будущем в еще более враждебном окружении, чем
раньше?

Это как раз та самая причина, по которой, как мне кажется,
правительство Израиля приняло правильное решение не реагировать
чрезмерно жестко на последние события. Правительство осознало, что
ситуация в ближневосточных странах меняется. Сейчас нам вряд удалось бы
повторить операцию «Литой свинец», когда была уничтожена значительная
часть инфраструктуры ХАМАСа. Сегодня нет поддержки режима Мубарака,
который в свое время тоже воевал с «Братьями-мусульманами». Мне кажется,
Тантауи, сменивший Мубарака, заключил с бывшими врагами союз, поскольку
только «братья» могут обеспечить пока политическое «затишье» на
египетской улице. То же самое и с Иорданией — там тоже неспокойно, и
«братья» стоят во главе попыток дестабилизировать ситуацию.

Одна из опасностей падения режима Асада — это то, что «братья» и там
приберут власть к рукам. Весь Ближний Восток сейчас очень нестабилен.
Еще пару слов по поводу Газы и нашей реакции: я уверен, что «под
ковром», непублично и без шума в прессе арабские лидеры прозападного
толка позвонили в Иерусалим и попросили: «Проявите сдержанность». Как
говорится, в бушующем море не надо раскачивать лодку еще сильнее.
Действительно сейчас Израиль и ПНА на Западном берегу — это своего рода
острова спокойствия в штормящем океане. Смотрите: Ирак качается,
Иорданию трясет, Египет раздирает, Ливия разваливается на куски, Сирия
нестабильна, о Ливане и говорить не стоит… И Израиль должен принимать
это в расчет.

Фотографии РИА Новости

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author