clickkey (clickkey) wrote,
clickkey
clickkey

Россия - больной человек с ружьем

Оригинал взят у baltvilks в Россия - больной человек с ружьем (Энн Эпплбаум: "Журналистика, превращенная в таран" ч. I )
22.04.2015 // 4 596
Писатель и историк Энн Эпплбаум в беседе с Лукашем Павловским
© Albert Zawada / Agencja Gazeta

От редакции: Мы приводим данный материал как пример новой идеологической работы в отношении России. Насколько она глубока или поверхностна, судить читателю.

Американская журналистка и писательница Энн Эпплбаум в беседе с Лукашем Павловским

— Россия действительно так сильна или это Запад так слаб?

— Наши сила и слабости не совпадают. Россия, безусловно, сильна там, где мы слабы: Запад утратил интерес к использованию своих войск, а она только входит во вкус.

— Россия вложила в них много денег.

— Да, хотя в других отношениях ее «сила» сомнительна. Страна настолько коррумпирована, что это постоянно ставит под вопрос легитимность системы. Главная причина путинской политики в Украине — это его желание удержаться у власти. Это может показаться абсурдным, но он боится социальных волнений. Он не допустил бы убийства Бориса Немцова и не сажал бы в тюрьму диссидентов, не будь он напуган. Он управляет системой, которая не выстоит без постоянного применения насилия. А это признак слабости.

— Это парадокс, который я никак не могу уяснить. Как такое возможно: мы видим, что Россия — крайне слабое государство с отстающей экономикой, всепроникающей коррупцией и разрушенной инфраструктурой, и в то же время представляем ее как мировую сверхдержаву с едва ли не всесильным лидером, играющим на слабостях своих оппонентов?

— У России есть два огромных преимущества на мировой арене. Первое — в том, что Путин и его окружение пользуются политическими инструментами, которые мы на Западе даже представить себе не можем. Это как если бы Барак Обама был не только президентом США, но еще и главой корпорации «Эксон», владельцем «Нью-Йорк Таймс» и всех крупнейших телевизионных сетей, управлял ФБР и ЦРУ и, вдобавок ко всему, контролировал Конгресс. Такой властью обладают Путин и его окружение. Они владеют страной.

Второе — и этот фактор странным образом недооценивается — это ядерный арсенал. Если бы Россия была Албанией и вторглась в Украину, мы немедленно помогли бы Киеву. Главная причина, почему мы этого не делаем, не в том, что мы слишком слабы, а в том, что люди боятся путинского ядерного оружия, которое он действительно постоянно грозится применить.

— То же самое было во время Холодной войны.

— Совершенно точно, и мы тогда тоже боялись. Запад ведь не помог Венгрии в 1956 году, Чехословакии в 1968-м и Польше в 1981-м, не так ли?

— Когда Россия напала на Украину и аннексировала Крым, бывший министр иностранных дел Великобритании Малкольм Рифкинд заявил: мы столкнулись с «возможно самым серьезным геополитическим кризисом со времен Холодной войны». То есть это серьезнее, чем 9/11 или война в Ираке и Афганистане. Реакция Запада при этом оказалась гораздо слабее. Почему?

— Я думаю, он имел в виду самый серьезный европейский кризис. Сомневаюсь, что он мог сказать: это серьезнее, чем 9/11.

— И все же реакция была слабой. В чем причина? Страх перед ядерным оружием?

— Прежде всего в том, что Запад разобщен. А во-вторых, до прошлого года Россия не казалась серьезной проблемой, во всяком случае Соединенным Штатам. Ирак, Иран, Афганистан, Китай, состояние экономики и многие другие вопросы были для американцев гораздо приоритетнее.

— В 2012 году во время президентской кампании кандидат от республиканцев Митт Ромни сказал, что Россия для Америки — враг номер один.

— Он сказал это необдуманно, и его тут же засмеяли.

— Откуда вы знаете, что он не имел этого в виду?

— В какой-то момент один мой знакомый пытался убедить его отстоять эту точку зрения. Ромни отказался. По всей видимости Ромни решил, что это была ошибка, и больше не повторял ее. Кстати, это был единственный и притом короткий разговор о России за всю кампанию 2012 года.

— Какова главная долгосрочная цель российской внешней политики?

— Отмотать назад изменения 1991 и 1989 годов. Они хотят добиться этого, расколов Европу, разрушив ЕС, лишив легитимности НАТО и тем самым выгнав американцев из Европы. Они давно работают над этим.

— Но это невозможно!

— То, что это невозможно, не значит, что этого нельзя попытаться сделать, причинив попутно большой вред. Интернациональный коммунизм был тоже невозможен — он никогда не работал и не будет работать. Но они все же попытались.

Последние 20 лет Россия инвестировала огромные суммы денег в бизнес по всей Европе: они приобретали компании, агентов влияния, футбольные клубы и т.д. Покупка бывшего немецкого канцлера Герхарда Шрёдера состоялась не после Крыма, а много лет назад. Они создали к тому же дорогой аппарат пропаганды, у которого теперь есть филиалы во всех странах, и финансировали радикальные партии во многих европейских государствах — Национальный фронт во Франции, «Йоббик» в Венгрии, «Сиризу» в Греции. Периодически они добивались некоторых успехов.

— Например?

— Парламентские выборы в Греции были большим успехом для России. Крайне левая и крайне правая партии, которые в коалиции сейчас управляют Грецией, имеют две общие черты: они обе ненавидят жесткую экономию и поддерживают Россию. Лидеров обеих партий связывают близкие отношения с пропагандистом русского фашизма Александром Дугиным.

— Русские больше всего инвестировали в Лондон, но британское правительство очень критично относится к Путину.

— Русским не удалось купить высокопоставленных британских политиков, как они это сделали в других странах Европы, и они не контролируют ни одной крупной британской компании. В общей стоимости активов, стекающихся в лондонский Сити со всего мира, доля русских денег, инвестированных в Великобританию, не особо значительна. Британская экономика, так же как немецкая и американская, попросту слишком велика, чтобы ее можно было купить. Страны, где России удалось установить свое влияние, как правило, слабее, меньше и с коррумпированным политическим классом.

— Это можно назвать не столько успехом России, сколько провалом ЕС…

— Русские извлекают выгоду из уже существующей ситуации, за которой они пристально следят. Путину не нужно изобретать европейских крайне правых и крайне левых — они уже есть. Не надо оказывать давление на ЕС — это и так уже происходит. Нет недостатка в антиевропейски, антинатовски и антиамерикански настроенных людях. Все, что нужно России, — подкидывать им немного денег.

— Около года назад вы писали, что Запад должен противостоять российской пропаганде, и напомнили, что «ему неплохо это удавалось: попросту сообщая правду, радио “Свободная Европа” и языковые службы Би-би-си были нашими самыми эффективными инструментами в борьбе с коммунизмом». Теперь Федерике Могерини поручено представить к июню план такого противостояния.

— Не думаю, что ей это удастся.

— Почему?

— Потому что это потребовало бы такой вовлеченности, какой не может быть у бюрократов Евросоюза, особенно у его службы внешних связей. Я возлагаю некоторые надежды на небольшие НПО, вроде Европейского фонда поддержки демократии, а также на отдельные европейские государства, но от самого ЕС я многого не ожидаю.

— А как насчет НАТО? Это все еще жизнеспособная структура? Недавно президент Обама отказался встречаться с ее генеральным секретарем Йенсом Столтенбергом, хотя заявку на такую встречу тот подавал заблаговременно. Великобритания объявила, что может значительно урезать свой оборонный бюджет и сократить численность армии до минимального значения за 250 лет. Как вы объясните такие решения?

— Мы должны полностью пересмотреть концепцию НАТО: где расположены ее базы, как ею управляют, возможно даже, кто ее члены, — так же как мы должны полностью пересмотреть нашу информационную политику и финансирование политических партий в Европе. Как стало возможным, что Национальный фронт получает 40 миллионов евро от какого-то подозрительного Чешско-Российского банка? Как стало возможным, что крупные СМИ по всей Европе распространяют российскую дезинформацию? Чтобы впредь не допускать этого, каждой европейской стране нужно осознать, что Россия — это угроза, а затем действовать сообща. Но почти никто этого не сделал.

— Европейский союз и НАТО — структуры многонациональные. Как вы думаете, какая страна могла бы стать агентом таких перемен?

— Польша могла бы быть важным агентом перемен.

— Она слишком слаба.

— До недавнего времени Польша считалась абсолютным лидером в отношениях Европы с бывшим СССР и вдохновила ЕС на некоторые крайне необходимые институциональные реформы. Польша создала Восточное партнерство, которое, конечно, помогло проложить путь революции на киевском Майдане.

Теоретически Германия могла бы принести в ЕС большие перемены — особенно в союзе с Польшей, Великобританией и другими странами, но Берлин очень амбивалентно распоряжается своей властью и на деле избегает проявлять инициативу, если речь не идет о серьезном кризисе. Третья возможность — это Соединенные Штаты. Но прежде в администрации президента должны признать, что с трансатлантическим союзом существует серьезная проблема.

— Почему они этого не признают?

— Я встречалась с чиновниками Белого дома. Они говорят, что украинский кризис — это проблема региональная, а потому не представляет угрозы для США. Еще они говорят, что Путин блефует и его крах — лишь вопрос времени.

— И все же Конгресс уже несколько раз убеждал президента Обаму вмешаться в конфликт и предоставить Украине военную помощь. Резолюции были приняты при поддержке как демократов, так и республиканцев.

— В Конгрессе есть люди, которые видят масштабы проблемы, но их нет в Белом доме.

— Но, возможно, президент Обама правильно делает, что не спешит ввязываться в противостояние с Путиным? Денежные запасы России сокращаются, как и зависимость Запада от ее ресурсов, а господство Китая в Восточной Азии уже не вызывает никаких сомнений. Зачем тогда волноваться? Давайте просто дождемся, когда Россия, как в свое время СССР, обвалится под собственной тяжестью.

— Больной человек с ружьем — все еще человек с ружьем. Если Путин в своем движении по нисходящей решит, что единственный шанс остаться у власти — это породить реальный кризис, он сделает это. Мы надеемся, что он утратит власть прежде, чем натворит что-то по-настоящему ужасное. Если повезет, так оно и произойдет. А если нет — последствия могут превзойти наши сегодняшние ожидания.

Источник: Kultura Liberalna

Окончание здесь.

Tags: Великобрытания, Германия, НАТО, Польша, Россия, США
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author